Проекты

Конец сомнениям

Все вопросы по выборам — ходить, не ходить, за кого голосовать, портить ли бюллетень и так далее, — за меня распрекрасно решили. Вчера мой паспорт признали недействительным, а сделать новый до выборов я точно никак не успею.

Всего-то хотел прописаться на собственной жилплощади — а теперь ни прописки, ни паспорта, ни проблем с выборами.  Спасибо дорогому УФМС — избавил от сомнений, метаний и прочих переживаний.

Правда, и у детей ни прописки, ни гражданства, а у жены — никакого материнского капитала. Но это мы решим. Зато гражданская совесть спокойна.

 

ЗЫ

Никакого криминала — просто крохотный штампик украинской таможни, проставленный аж в 2001 году на таможенном переходе Ровеньки-Белолуцк. Десять лет я с ним жил — прописывался, выписывался, покупал недвижимость, брал кредит — никого не волновало. А тут вдруг УФМС уперлось — никаких действий с этим паспортом, иди меняй. Формально они, впрочем, правы — посторонняя отметка в паспорте.

Игра в президента 4. Дело военное

2A9CB708-0315-40D4-93A5-E58471F86E7A_mw800_mh600_sПродолжая тему государственного устройства, нельзя обойти своим вниманием военный аспект. Вопреки мнению инфантильных идеалистов, мир устроен так, что если ресурсы или территорию можно преспокойно отнять и за это ничего не будет — их отнимут. Не одни, так другие. На том человечество стояло всю свою историю и впредь стоять будет, поскольку старая цыганская мудрость: «Краденая лошадь дешевле купленной» пребудет вовеки с нами. Потому любое государство вынуждено иметь армию, хочет оно того или нет.

Армия — штука чертовски неудобная в мирное время. Ну, как если бы вы везде ходили с ружьем — тяжело, руки заняты, за все цепляется, надо смотреть, чтобы не пальнуло… В государственных же реалиях главное неудобство — армию чертовски дорого содержать. Причем, эти затраты во времени только растут, и даже стабилизировать их не получится. Нельзя заложит на склады три автомата на рыло, один танк на сто человек, один самолет на тысячу и успокоиться (как это сделала РФ). Потенциальный противник не даст расслабится — все время придумывает что-то новое, развивается — и нашему государству поневоле надо соответствовать, чтобы не оказаться вдруг со своим ржавым ружьем перед танком. Иначе даже казавшееся панацеей от серьезной войны ядерное оружие престаёт быть фактором сдерживания, потому что на определённом этапе развития современных систем ПРО, устаревшие баллистические ракеты времен СССР перестают быть оружием гарантированного поражения. И нашему президентику остается только, подпрыгивая, грозить кулачком, пытаясь напугать тех, кто нас давно уже не боится…

Но не будем обсуждать текущие проблемы — их и без меня пережевывают все кому не лень. Давайте подумаем, как военная часть государства должна быть устроена правильно, чтобы такая ситуация была невозможна.

Читать далее →

Вступить в ВТО

Очередная колонка в CarTimes посвящена тому, как отразится вступление в ВТО на автомобильном бизнесе в России. К сожалению, объем текста колонки ограничен, поэтому вышло довольно поверхностно. Но я еще вернусь к этому вопросу.

 

Две крайних позиции по отношению к ВТО от автомобилистов озвучивались неоднократно:
1. ВТО — хорошо! Машины в РФ дорогие из-за пошлин, вступим в ВТО — машины будут дешевые, как в США!
2. ВТО — плохо! Неконкурентоспособная отечественная автопромышленность не выдержит наплыва дешевых иномарок и загнется!

Как все чрезмерно очевидные вещи, оба этих предсказания весьма далеки от реальности…

Наш пострел

Вчера пострелял. По тарелочкам, на стенде. Побил, так сказать, посуду.

DSC_8173

Знаете что — я знал, что этот навык теряется от отсутствия тренировки. Но даже не подозревал, насколько. Нет, я все еще чаще попадаю, чем мажу, но общий результат где-то между «ручки из жопки» и «ебаный стыд». Глаза видят, мозги все помнят — и как брать упреждение, и как вести ствол, и куда подводить мушку — а руки тупо не успевают. Вместо плавной дуги, ствол идет рывками, то отставая, то забегая вперед.

DSCF5674

В общем, если вы хотите сохранять стрелковые навыки, то не делайте перерывов в десять лет между подходами к снаряду.

Начать что ли на стрельбище регулярно ездить?

Ономастика суффиксов

Имя «Павел» не требует сокращений. Оно короткое само по себе — два слога. Не Дормидонт какой, и не Аполлинарий даже. Однако я понимаю, что полная форма имени отчего-то то кажется многим уместной только при официальном обращении, и лучше с отчеством. Лично я так не считаю, но проще вытерпеть, чем каждому объяснять, что лучшее обращение к Павлу — Павел. Потому что он, черт побери, Павел. Я не в восторге от своего имени, но объективно оно ничуть не хуже других.

А не в восторге я от него из за отвратительной практики большинства не использовать в общении полных форм. Даже по имени-отчеству и то «палсергеич» назовут — слитно, одним шипяще-припердывающим словом. Вы попробуйте, попробуйте вот это, свозьзубное «ПАЛссееергеееиииЧ» — после хлопающего «ПАЛ» в начале, потом идут сплошь свистяще-шипящие-рокочущие, как будто кто-то на жопу с разбегу плюхнулся и заскользил по мокрому полу к пеЧке, в которую и впеЧатался с отЧётливым «Ч». Как низко пал сергеич!

Ладно, обращение «Паш», «Паша» — понятно, экономный человек, лишнего звука ему жалко. У них еще и «о» в середине редуцируется: «Пш», «Пша». Пшел ты…

Пашка — фамильярно, слегка по-детски, но переносимо. «Пашка-какашка» — это всем Павлам с детства родное, ностальгическое. Привыкли. Тут бы в ответ совочком по башке и мордой в песочницу — раньше помогало, теперь вряд ли.

ПавлУха — совершенно запанибратское, обнявши за плечо одной рукой, в другой держа стакан, который совсем уже не первый. «Ну чё, Павлуха, накатим по-взрослому?». Залихватски, раскатисто так: «Паа-ав-луха!». «Эй-ухнем» такое — добродушное, но чуть свысока. Покровительственное отчасти: «Не сцы, Павлуха, лучше выпей. Прорвемся!» Один человек меня так и называл всего, но он-то как раз не прорвался и потому не чокаясь.

ПашОк — ну, это дворовое, с оттенком снисхождения. «ПашкИ» — они из ряда «вованов» и «колянов». Ранжирующее обращение — вроде как свой, хотя насколько равный — еще посмотрим. «Пашок, сгоняй за пивом! — Шестёрок своих гоняй, Вован!» — вздыбили шерсть, клацнули зубами, определили, кто тут альфа, а кто за пивом.

Павлуша, Павлушенька — это мамино. Такое только от самых близких стерпеть можно. Для них ты все равно маленький, даже если в тебе центнер весу и седая борода. Это не обидно, и только радуешься, что, несмотря на седую бороду, еще есть те, то может тебя так называть.

Пашенька — этим обращением, кажется, страдает только мой тесть, большой любитель суффиксов. У него все на -еньк, -ечк, и -очк. Он не со зла, и это, отчасти, успокаивает. В конце концов, это ведь не самый большой недостаток, который может быть у тестя?

Всё это можно пережить с разной степенью дискомфорта. Всё, кроме «Павлика». Назвавший меня «Павликом» навеки исключается из числа разумных существ, пригодных к дальнейшему общению. Откуда взялось это мерзкое икание в конце вполне приличного имени? Откуда такое стремление принизить собеседника, поставив его в ряд мячИКов, ежИКов и пупсИКов? Страдают этим обращением, как правило, женщины, которые читают, что у тебя перед ним есть какие-либо обязательства. Это чисто женское икание уменьшительным суффиксом — попытка сделать тебя меньше. Никогда не слышал его от лиц мужского пола. И ни разу не встречал своих тёзок, которых бы не передергивало от такого обращения. Имейте в виду: лучший способ испортить отношения с Павлом — назвать его Павликом.

Я давно смирился с тем, что мир вокруг несовершенен. Поэтому называйте меня как хотите (ну, кроме «павлика»). Но я все равно не понимаю, чем вам не нравится простое, совсем не длинное, достаточно благозвучное «Павел». Именно так меня назвали родители и именно так, русским по белому, написано у меня в паспорте.

А впрочем, зовите меня лучше Док. Меня многие так зовут. К этому слову трудно прицепить уменьшительный суффикс.