…кусок текста…

hvc2Obf9HXU_crУАЗ – автомобиль прошлого века не только по году выпуска, но и по концепции отношения человека и мироздания. Автомобиль эпохи недостаточности ресурсов. Того времени, когда всего было мало и всякая вещь была ценна и слабозаменима. Именно с этим связан тот факт, что ему уже больше сорока лет от роду, и ничто не мешает проездить еще столько же. Не техническое совершенство тому причиной, отнюдь – какое там, нафиг, совершенство, я вас умоляю, — а концептуальная установка на бесконечный ремонт. УАЗ никогда не бывает полностью исправен, но пребывать в этом состоянии он может практически вечно. Пока хозяину не надоест чинить. Это не делает его лучше современных машин, столь же малотребовательных к вниманию, сколь и неремонтопригодных. Это просто другой подход, порожденный другой эпохой, когда ресурсов было мало, а времени много.

Примерно на рубеже 50-60-х годов ХХ века произошло нечто фатально важное для человечества, но до сих пор мало кем понятое — цели, поставленные перед собой аграрно-индустриальными социумами, были достигнуты. Человечество пришло к тому, к чему стремилось всю многотысячелетнюю историю и теперь не знает, что делать дальше.

Вся история человечества, от первой палки копалки и первого племенного вождя — это история борьбы с голодом. Как всякий биологический вид, человечество всегда боролось за физическое выживание в условиях пищевого дефицита. Это была единственная и сверхценная мотивация — накормить себя и детей. Голод был постоянным спутником человека, и даже развитая кора головного мозга стала лишь инструментом, позволяющим худо-бедно обеспечивать себя пищей в любых условиях. Дефицит пищи является нормальным явлением в природе и естественным регулятором популяций и только человек сумел этот регулятор сломать. В середине прошлого века случилось страшное — дефицит пищи был окончательно ликвидирован в большей части обитаемого мира. Во всяком случае, в значимой его части. Отныне, как бы не сложилась жизнь человека в цивилизованной части мира, он определенно не мог умереть с голоду.

Тысячи лет сверхусилий всего человечества — войн, передела территории и ресурсов, великих переселений и великих открытий, технического прогресса и индустриализации…. Зачем? «Чтобы наши дети не голодали как мы!» И вот, пожалуйста, впервые они не голодают. Уже три поколения выросли в условиях изобилия еды. Некоторое время ситуация еще катилась по инерции, пока были живы те, кто помнил голодные времена — их, говорят, невозможно забыть. Эти люди еще долго были сначала движущей, потом руководящей силой прогресса. Прогресса, потерявшего смысл, потому что цели его были достигнуты. Они совершали великие вещи и значительные открытия, еще более укрепляя ситуацию изобилия и окончательно лишая происходящее всякого смысла, но уже их дети уперлись в непреодолимую стену вопроса «зачем»? Зачем это всё, когда и так каждый человек сыт? Чем занять всех этих людей, если 10% населения легко может прокормить остальные 90%?

Индустриально-аграрная Цивилизация все больше превращалась в чудовищной мощности приводной механизм, с которого вдруг сняли нагрузку — и он вот-вот разлетится на части, как разогнанный до предельных оборотов маховик. Умные люди это быстро поняли и начали придумывать разные методы спасения от цивилизационной «катастрофы изобилия». Потом на Западе ловко придумали большую часть пара пустить в свисток, изобретя потребление ради потребления. Бесконечная спираль создания-удовлетворения и снова создания сверхпотребностей в целом неплохо справлялась с утилизацией избыточного производственного потенциала, тем более, что и сам потенциал стали интенсивно сливать в те страны, где воспоминания о голоде еще были очень свежими. Выбросив прочь производство, Запад оставил себе потребление, которое способно отправить в помойку любое количество ресурсов.

С тех пор ситуация, кажется, развивается по принципу «завтра, завтра, только не сегодня». Не имея глобального решения, его пытаются подменить серией тактических маневров, позволяющих протянуть этот год, а может быть и следующий, там еще что-нибудь придумаем… Некоторые решения не лишены изящества, некоторые выглядят откровенными жестами отчаяния, но все они очевидно не решают главной проблемы. Тем более, что сверхпотребление оказалось наркотиком, от которого совершенно невозможно оказаться — первого, кто это предложит, распнут быстрее, чем он успеет договорить. Да и предложить вместо него, по большому счету, нечего…

Качество жизни и, в первую голову, уровень медицины, привели к тому, что людей на земле стало чертовски много. Технологии же привели к тому, что этих людей совершенно нечем занять. Раньше один производитель продуктов кормил десяток человек, теперь тысячу и более. Если производить только необходимое, то большая часть трудоспособного населения окажется не у дел — они просто никому не нужны. Множество ни к чему не нужного населения — это демографическое давление, которое издревле канализируется одним и тем же способом — сжигается в топке очередной войны. На наше счастье, не так давно новые средства ведения войны стали пугать даже самых отмороженных милитаристов, поэтому вместо того, чтобы уменьшать население, стали придумывать, чем бы его занять. Вот и придумали потребляцтво. Необходимые товары может производить десятая часть работников? Остальные 90% займем производством ненужных. Производством, разработкой, продвижением, впариванием — и рекламой, конечно. Миллионы мобильников, тысячи машин, миллиарды бритв с все новыми еще более плавающими головками и так далее. Океаны человеко-часов тратятся на ерунду. Причем самая лучшая ерунда — одноразовая, ее можно производить бесконечно.

Вся чудовищно ресурсоемкая (одного леса на одноразовые буклеты сколько переводят!) рекламная отрасль направлена на то, чтобы создавать потребности, которых еще вчера не было, и сделать жизненно необходимыми товары, без которых прекрасно жили раньше. Производство товара в пересчете на одного конкретного жителя планеты растет с потрясающей скоростью и, понятное дело, весь этот товар должен быть куплен — иначе экономика захлебнется и заглохнет, как мотор с переливом в карбюраторе. Чтобы этого не произошло, созданы потрясающие по своей масштабности механизмы социального прессинга, начиная от хитрожопого маркетинга, кончая удивительно вывернутой системой общественного ранжирования.

В общем, на выходе мы имеем постоянно ускоряющуюся карусель потребления, что, на первый взгляд, является процессом взаимовыгодным. Именно вращение этой карусели выносит на рынок все новые и новые технические новинки, которые делают нашу жизнь комфортнее. Соответственно, производить их надо все больше и больше, а значит создаются рабочие места, люди получают возможность зарабатывать — и покупать все новые и новые навороченные хреновины. Однако мы имеем дело с процессом, имеющим положительную обратную связь и находящемся в режиме автоколебаний с возрастающей амплитудой. Стимулируем потребление — растет производство — становится больше товаров, которые нужно потребить — стимулируем потребление — заходим на новый круг. И если вы достаточно стары, чтобы вам преподавали в школе физику, то вы припомните, что случается с системами в режиме автоколебаний, и вам тоже станет немного неуютно, как бывает мне. Возможно, именно поэтому физику в школе больше не преподают?

…/кусок текста…