Проекты

Имперсонализация

Всегда было интересно взаимопроникновение человека и игры. Способность к замещению собой персонажа или персонажем себя. Ну, разумеется, если вы не в танчики играете.

Вот, скажем, я никогда не отыгрываю квестовые линии «за плохих», мне как-то некомфортно быть вором и грабителем даже в игре, хотя я, по словам заядлых геймеров, половину игры просто пропускаю мимо. Вот дочь запросто играет в Скайриме вампиром-наемным убийцей, вырезая под корень мирное население городов ради опыта и фана. А я не могу. Я раза четыре прошел «Фоллаут Нью-Вегас» (по мере выхода дополнений), выполнил там все мелкие и мельчайшие квесты, но так ни разу и не начал квестовую линию за Легион. Ну неприятны мне были эти ребята, распинающие жителей на перекрёстках.

Кстати, любопытно, что в Фоллауте есть более-менее однозначное деление на плохую и хорошую сторону, а вот в Скайриме — что Империя, что Братья Бури — те еще засранцы. Он вообще этически толерантный, Скайрим, и самые интересные квесты у воров, убийц и вампиров. Опять же, там можно безнаказанно убивать мирняк (Если не оставлять свидетелей, это специально выделено!) и безнаказанно воровать, если не попадаться. (В Фоллауте карма и репутация грохнутся вне зависимости от того, поймали тебя или нет). Скайрим, безусловно, реалистичней в своей игровой механике…

А я, похоже, все же чрезмерно отождествляю себя с персонажем. Я в Скайриме даже женился!

clip_image001

А также завел детей и… кота!

clip_image002

Кот в сапогах. Но там других не выдают 🙂

А вы играете в играх за плохишей?

Делание ненужного

…кусок текста…

Мой школьный учитель физики — человек по-своему незаурядный — когда его спрашивали, почему электроны крутятся по орбитам, или почему электрический ток течет именно от плюса к минусу, а не наоборот, устраивал целое представление. Он раскрывал широко глаза, делал удивленное (с оттенком возмущения нашей тупостью) лицо, вставал в полный рост перед классом и говорил: «Как? Вы не знаете ЭТОГО? Сей же час достали ручки и тетрадки! Пишите — да большими буквами, чтобы запомнить на всю жизнь! Приготовились? Пишем: „ТАК УСТРОЕН МИР!“». С этих самых пор в голове моей отложилось, что найти причины всего, что происходит вокруг невозможно, да и не нужно. Ток течет, электроны крутятся по своим орбитам, а мир сложен и не всегда понятен. И это есть так, потому что не иначе. Почти всегда можно объяснить «как», почти никогда «почему», а вопрос «зачем» вообще не имеет смысла.

К примеру — зачем мне УАЗик? Неправильный вопрос. А сам я зачем? Дык отож…

Человеку необходим некоторый способ взаимодействия с миром, помогающий регулярно выходить за пределы утилитарности бытия. УАЗик -мой собственный способ делать ненужное, не лучше и не хуже других. Вообще, умение делать ненужное — неочевидный, но важный системообразующий навык.

Большую часть своей жизни мы производим исключительно себя. Перерабатываем ресурсы окружающего мира в свое существование. Это утилитарность, от которой никуда не деться, и всякая живая тварь занята этим. Делание нужного во всех его формах. Между тем, у человека есть специальное слово «работа» и многие не понимают его важности. Понятие «работы» выделяет утилитарную деятельность в отдельную категорию бытия, то есть, утверждая этим факт, что кроме нее есть что-то еще. Не работа. Этим чем-то отнюдь не является отдых. Отдых — это составная часть производственной деятельности. Восполнение ресурсов тела для продолжения труда. А вот делание ненужного — это то, что обозначает нас людьми, а не установками по переработки удобрения в корм и обратно.

Делание ненужного — это не прихоть. Это самодекларация. Построить дом — делание нужного, украсить резьбой наличники — делание ненужного. Посадить картошку — ее можно съесть, посадить клумбу — зачем? Но это ненужное меняет мир вокруг нас, превращая его в творение наших рук, а самое главное — меняет нас.

Охота на мамонта — делание нужного, рисование этой охоты на стене пещеры — делание ненужного. (Что вы там сказали? Обряды? Колдовство? Ритуал? — Да бросьте. Надо же было художнику как-то отмазываться от соплеменников, которые задавали ему вот этот же дурацкий вопрос «Нафига?». Если большую часть вашего словарного запаса составляют угрожающие жесты сучковатой дубиной, то сложные объяснения абстрактных понятий не всегда успевают дойти до собеседника.) Вроде бы ерунда — охрой по стене повозить — а поди ж ты, череп пошел вверх, челюсть вперед, надбровные дуги втянулись, а лобные доли выросли. Не успели оглянуться — а вокруг вместо мамонтов уже асфальт, интернет и хипстеры. Иной раз даже подумаешь, что зря тому, с охрой, дубиной-то не прилетело вовремя…

…/кусок текста…

Пятиминутка политики

Я нонеча стараюсь за политику не писать, но тут мне непонятно.

Вот некая условная страна своим внутренним решением объявила другую «страной-агрессором». Это весело или глупо, но, с точки зрения международного права, все равно, что на государственном уровне объявить кого-нибудь «хуйлом». То есть, лично объявленному это может быть обидно или пофиг, но на самом деле ни на что не влияет. Просто фигура речи. Обзывалки и толстый троллинг. США, вон, СССР вообще «Империей Зла» объявляли — и ничего.

Но следующим логичным шагом будет объявить той стране войну — раз уж она сама никак. Ну, а что еще делать с «агрессором»? Если он агрессор, то с ним воюют, а не, допустим, газ у него покупают. Или то, или то. И тут уже всякие международные последствия — союзники либо противники, эмбарго либо ленд-лиз, и уж точно никакой торговли с противником и никаких кредитов от МВФ. Война — дело серьезное.

И вот тут я никак не могу сообразить, требует ли объявление войны непременного согласия с этим фактом обеих сторон. Ну, то есть, что будет, если одна страна объявила другой войну, а та посмеялась, махнула рукой, и дальше газ и электричество поставляет? Является ли данное действие субъекта международного права предпринятое им в одностороннем порядке имеющим международно-правовое значение?

Ну, допустим, если Зимбабве объявит войну Исландии, будет ли от этого Исландия автоматически считаться воюющей стороной, или для этого негры непременно должны приплыть на своих пирогах и воткнуть копье войны в заснеженный берег фьорда?

clip_image002

Все совпадения случайны. Извините, если кого.

Проверочное слово

Не люблю афоризмы. Они пригодны исключительно в качестве иллюстрации к удивительному и забавному медицинскому феномену — если составить слова в определённом ритмическом порядке, то у человека их читающего со звонким щелчком отключается критичность восприятия. Ритмически правильная фраза автоматически воспринимается Истиной, какая бы чушь в ней не содержалась.

Поэтому я рекомендую при прочтении афоризма использовать проверочное слово: «Схуяли

«Патриотизм — последнее прибежище негодяев»* — вот схуяли? Почему именно последнее? Почему именно прибежище? Почему именно негодяев? Голословное констатирующее утверждение по типу — «Метла — лучший друг дворника». Заметьте, ровно то же ритмическое построение, и фраза воспринимается несомненной, хотя у дворников на этот счет может быть свое мнение. Это характерная особенность афоризмов — слова в них можно произвольно заменять любыми другими, и кажущая истинность от этого не изменится. Вот, например, если сказать «Англия — последнее прибежище негодяев» — тут да, тут есть о ком вспомнить…

«Человек — это звучит гордо!» — вот схуяли? «Человек» звучит как слово из трех слогов, с ударение на третьем. «Свинья — это звучит сыто!», «Колбаса — это пахнет вкусно!» — ну и так далее. Ничуть не более осмысленные фразы. Большинство афоризмов представляют собой абсолютно бессодержательные утверждения, и, если бы они не имели определённой ритмической структуры, то вы, произнося их с полагающимся пафосом, выглядели бы просто придурком.

Впрочем, любой человек, реагирующий на раздражители штампованным набором слов, а не работой мысли, просто не проходит тест Тьюринга.

Помните об этом. Используйте проверочное слово.

 

_____

* Кстати, данный афоризм не имеет никакого отношения к Толстому, как отчего-то считается. И он выдран из контекста, отчего его значение воспринимается ровно наоборот от того смысла, который придавал ему настоящий автор — Самуэль Джонсон.

Говяды атакуют!

Удивительно эффективны, оказывается, западные санкции. Поразительно, в какие глубины экономики они проникают! Сроду не подумаешь — а они вот они!

Вот, например, надысь хотел купить банку тушенки. (Я каждый раз, когда покупаю продукты в формате «багажник еды на неделю» покупаю лишнюю банку тушенки и пачку какой-нибудь крупы или макарон. В общем чеке сумма ничтожная, а запас растет. Нет, я не параноик, с чего вы взяли?)

Так вот, эта тушенка там не первый год лежит. На той же полке, та же самая — она имеет пять лет срок годности, ей пофиг. Стоила она всегда писят с чем-то рублей. А вчера подхожу — опа! — сто!

Это ровно та же тушенка высшего сорта из мяса говядов. Она не импортная, вполне отечественная. Та же партия, тот же год выпуска — вполне, надо сказать, досанкционный. С полки она никуда не перемещалась — так что и логистика тут не при чем. Ну вот кто бы мог подумать, что до лежащей на полке в воронежском магазине «Твой Дом» борисоглебской тушенки дотянется рука Обамы! Или это Меркель коварно подкралась и поменяла ценник?

Ведь не может же быть, чтобы это розничный продавец вот так, с нихера, просто охуев от жадности поднял цену вдвое?

2015-01-23-10.55.21