Проекты

Фак зе систем

С удивлением узнал, что меня кое-где приводят в пример как образец писательского нонконформизма и «борца с издательской системой». Вот, мол, Семиург принципиально отказался от сотрудничества с издательствами, потому что фак зе систем.

Люди, вы странные. Нашли, глядь, донкихота.

Ни от чего я не отказывался, ни с чем не боролся и ветряные мельницы меня не возбуждают. Да, сложившаяся у нас издательская система кажется мне достаточно кривой и дурацкой, но воевать с ней еще болееглупо. Ее кривизна — не следствие чьего-то злодейства или заговора, просто она росла на кривой почве и приспособилась к складкам местности.
То, что я, вместо обычного пути публикации через издательства занимаюсь коммерческим самиздатом — это не нонконформизм, а простая арифметика. Через авторский магазин я получаю не так уж много денег — если сравнивать с прожиточным минимумом. Жить на это по-прежнему нельзя. Но это примерно в десять раз больше, чем предлагают мне издатели*.

У меня есть вполне публикабельная серия из четырех готовых романов плюс две повести, и я бы с удовольствием сбросил с себя весь технический геморрой, просто отдав их издателю, но предлагаемые издательствами условия вкратце таковы:
1. издевательски-символическая сумма денег (минус налоги),
2. все права на три года вперед переходят к издателю,
3. с электронных продаж я не получаю ни копейки,
4. с допечаток они, по идее, должны доплачивать, но не признаются в допечатках даже под пытками,
5. статистика продаж автору недоступна,
6. обложка, аннотация и редактура — на усмотрение издателя,
7. никаких неправильных слов в тексте, потому что метка «18+» вредит продажам.

И даже черт бы с деньгами, я все равно не смогу жить с литературы. Мне от издателя нужно всего-то ничего, три простых условия: сохранение за мной права на электронные продажи, согласование обложек и статус 18+ с сохранением необходимой по тексту лексики. Я бы сбросил с себя редактуру и корректуру, а читатели получили бы возможность покупать бумажные версии не по цене «печати по требованию». Однако для издателя я никто, и от принципа «нам — всё, вам — хуй» они отказаться не готовы.

Издателям не интересны мои условия, мне не интересны их условия — вот и весь мой нонконформизм до копейки. Найдется издатель, согласный работать на моих условиях — охотно буду сотрудничать. Нет — обойдусь так. Бороться с системой уж точно не буду.

___
*В принципе, я могу написать большую статью с подробным раскрытием всей арифметики коммерческого самиздата, но не уверен, что это кому-то будет интересно.

0

Фракционник

Продолжаю эксперименты с дистилляционным оборудованием. Опробовал еще один элемент малой автоматизации — фракционник. Устройство, автоматически отделяющее разные фракции перегона в разную посуду.

Устроен он довольно просто:

Читать далее →

1

Календурие

Пока книга «Люди без города» проходит последние технические этапы — редактуру, корректуру и прочие скучные процедуры, не требующие авторского вмешательства до финальной вычитки, — я уже начал писать новую.

Графомания — тяжелый душевный недуг.

Эта книга не имеет отношения к серии «УАЗдао», она совсем о другом. Возможно, некоторые из вас читают мой телеграм-канал «Радио Морзе», или подписаны на меня в в ВК и ФБ — тогда вы сможете догадаться, что вся эта календурь — неспроста. Она началась как утренняя писательская разминка — написать пару абзацев за утренним кофе, чтобы проснулся мозг, но постепенно из нее возникла картинка. Не знаю, как там у настоящих писателей, а у меня все книги начинались с одной картинки или сцены, а потом из нее, как из точки кристаллизации, разрастался фракталами новый мир. Здесь картинка висела долго и я не очень понимал, что с ней делать. А на днях мне приснился главный герой. Он сказал буквально следующее:

«Меня зовут Антон Эшерский. Да, мое имя нехорошо рифмуется. Зато моя фамилия означает, что внутренние грани моей личности пересекаются под невозможными углами. Со мной случилась вот такая странная история…»

Я проснулся в три часа ночи, схватил смартфон и, жмурясь от невыносимо яркого в темноте экрана, наколотил: «Ант. Эшерск. грани, невозм. углы».

Утром, увидев эту заметку, я понял, что надо садиться и писать.

Формально это фантастический детектив, но фактически мне просто надо сплюнуть куда-то накопившийся яд. Текст будет злой, от сарказма сведет скулы, герой не слишком симпатичный, фабула — трэш, угар и дурдом.

5

В сезон сидра

В сезон сидра осы едят у меня с рук.

У нас пакт о ненападении — они меня не кусают, а я не мешаю им надираться подбродившим соком. Их желания мне понятны, их потребности невелики, а сидра всем хватит. Читать далее →