Проекты

Мяо-де-Цзин

«Лучший кот — тот, о котором хозяева знает лишь то, что он существует. Несколько хуже те коты, которые требуют от хозяев их любить и возвышать. Ещё хуже те коты, которых хозяева боятся, но хуже всех те коты, которые спиздили котлету из гамбургера и лежат, как ни в чем не бывало, глазками лупают.»

(с) Мяо Цзы

Мяо-де-Цзин

0

О пользе мытья котов

Мытье наглядно показывает, что у тебя куда меньше кота, чем казалось. Выясняется, что собственно кота там под этой шерстью почти и нет.

Вот бы и еще для людей что-то такое придумать. Облил из специального душа и видишь, что за должностью, деньгами, связями, имуществом и понтами самого человека с гулькин хуй.
Полезная была бы штука, главное – на себя не направлять.

А кот – что кот. Кот уже почти высох. Вон, ему кошка помогает, хвост вылизывает. Заодно блох вывели, что и являлось целью мероприятия.

О пользе мытья котов

1

Стелс-бой

Кажется, я стал акустически прозрачен в ультразвуковом диапазоне. На прогулке в меня только что врезался с разлету летучий мыш.

Не знаю, кто из нас больше удивился.

Жертв и разрушений нет, чортов бэтмен пропищал что-то типа «ойбля» и полетел дальше. Я крикнул ему вслед: «Сонар протри, камикадзе!», на том лётный инцидент был исчерпан.

Когда-нибудь я выпаду из реальности настолько, что они будут пролетать насквозь.

Стелс-бой

3

Про кошку, любовь и укус за жопу

Вот лежит кот. Он отдыхает. Для меня всю жизнь загадка – от чего отдыхают коты? Но не суть.

Вот кошка – выскакивает, молниеносно кусает его за жопу и убегает. Это называется «любовь».

Кошка любит меня, кота и весь белый свет. Очень позитивное и открытое миру существо. Но те, кому нужна любовь, заводят собаку или женятся. Я женат, а собаку мне некуда. Я не ищу любви.

Когда тебя пять раз за ночь будят бурными выражениями нежности, покусыванием за нос и теплыми ласками, это радует в одном случае – если ты молодожен и у тебя медовый месяц. А если это кошка внезапно вспоминает в ночи, как ты ей дорог – то ты думаешь только о том, с утра тебе работать, и не пошла бы она нахер.

Так вот, о чем, бишь, я? Ах, да… Можно у меня будет один кот? Он, конечно, унылое мрачное говно, но зато никакой любви. Пришел, пожрал, ушел. Нам комфортно друг с другом – он игнорирует меня, я его. Но у меня есть кот, у кота есть еда, а в доме нет мышей. Это называется «гармония».

А этот фонтан любви на ножках я предлагаю тем, кому это нужно. Люди вечно жалуются, что им не хватает любви. Так заберите же ее себе, наконец!

А я котом обойдусь. Ему на меня насрать, и это нормальные паритетные взаимоотношения субъектов. Это не требует расхода душевных ресурсов. Только немного еды.

Идеально.

Заберите кошку. Чертов безумный килограмм любви.

Женские страсти

Два дня. Всего два дня меня не было.

Первое сентября и все такое – надо в город. Оставил полные миски еды и воды, открытую дверь на веранду с кучей котолежательных подушек.

Вернулся.

Кот мрачно пришел. Мрачно поел. Мрачно ушел. Он это все видал во всяких видах. Он даже не проголодался – мышей под сараем полно.

Кошка. Вопль «мяааааа!» я услышал еще из машины. Он не замолкал, пока я парковался, не прекращался, пока я открывал дом, не ослабевал, пока я перетаскивал в дом сумки… Она орала с набитым ртом, стоя над миской и не затыкалась, сидя орлом на краю лотка.

Это был оскорбленный крик брошенной женщины.

«Куда ты делся? Как ты мог? Я так тебе верила!»

Теперь она не отпускает меня дальше протянутой лапы. Путается в ногах, когда я иду. Укладывается на ногу, когда я останавливаюсь. Стоит мне сесть – и она уже на мне, впившись когтями в одежду и засунув нос в бороду. Привыкаю печатать поверх кошки, потому что снять ее с меня невозможно. Если я на секунду исчезаю из поля зрения – крик «мяааааа!» и сумасшедший кросс с заносами в поисках меня.

Найдя, вцепляется в штанину и орет громко и возмущенно.

«Куда ты? Ты опять меня бросишь, я знаю, бросишь! Ты нашел себе другую, признайся, другую кошку нашел? А я тогда умру! Вот прямо сейчас, даже ящерицу не доев! Лягу и умру! Вот так лягу! И еще вот так!»

(Не верящая своему счастью полухвостатая ящерица быстро-быстро отползает в кусты).

Лезет на меня, как на дерево. И только когда я пытаюсь как-то работать, успокаивается и чутко засыпает на тачпаде, вскидываясь при каждом моем движении: «Тут? Никуда не делся? Смотри у меня…»

Женщины… Вот так они нами манипулируют, даже если им три месяца от роду и они кошки.

Особенно если они кошки.

Женские страсти

Мемы эпохи «Дебилы, блядь!» и «Дави их, блядь!» стали актуальными ответами на извечные русские вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?».

А «На солнце вдоль по кукурузе!» — это вообще надо на флаге вышить.

— Я толстая, страшная и тупая, — самокритично сообщает продавщица гипера кассирше, пробивая себе сигареты, — и ты спрашиваешь, зачем я курю? А что мне, блядь, еще делать?

— Ну почему сразу «тупая», — отводя взгляд, спрашивает кассирша, не оспаривая, за очевидностью, первые два утверждения.

— С моей рожей надо быть ебаной мариейкюри, чтобы у тебя хотя бы спросили который час. А я херова продавщица в этом сраном лабазе. Сигарета – мой единственный друг.

— Зря ты так, — неубедительно отвечает кассирша, потягивая пачку «рака гортани». Или «проказы залупы» – мне под таким углом плохо наклейку видно.

— Зажигалку еще пробей вот эту, — безнадежно отмахивается продавщица, — прикурить мне тоже никто не предложит…

Вот иногда задаст человек в посте вопрос, а ты в нем как раз случайно эксперт. Хочешь ему ответить, смотришь — а комментов уже сотни три.

Так и уходишь молча.

Ведь любую херню, которая бы не пришла тебе в голову, там уже сто пудов сморозили.

Или комментов немного, но почитаешь – боже, какую ж херь люди несут! Чего я сюда полезу? За такого же долбня примут, а я ж эксперт, мне обидно будет.

Или посмотришь — а комментов вовсе нет. И думаешь — ну что я там буду один, как залупа на лбу торчать со своим мнением? Нескромно как-то.

В общем, без толку в интернете вопросы задавать. Умные люди ответить постесняются, а на дурака можно и в зеркало посмотреть.

 

Ноги, крылья… Главное — клюв!

— Мне на тебя насрать, — брезгливо кидает девочка лет семнадцати идущему рядом парнишке.

Ему бы сейчас молча развернуться и уйти, но девочка в экстремально коротких шортах, и ноги из них растут такие, что прям ух. Отвал башки, а не ноги. Никак не уйти от этих ног.

— Понимаешь? На-срать!

— Но тогда зачем ты меня позвала? – растерянно и уныло спрашивает мальчик, косясь на ноги.

— Низачем. Можешь проваливать.

Коварно. Не «проваливай», а именно «можешь». А можешь, значит, и нет. Водит блесну, чертовка.

Парнишка опять скашивает глаза на ноги и даже отстает на полшага, для лучшего ракурса.

— Но почему? – вопрошает он скучно и безнадежно.

Ответом его не удостаивают, и он продолжает идти рядом, вздыхая и зарабатывая косоглазие.

 

Не почему, парень, а для чего. Для тренировки. Нарабатывает прочность клюва, которым будет клевать мозг будущему мужу. Кстати, это будешь не ты. Не для тебя те ноги росли. Когда она дорастит клюв до полной боеготовности, ты уже будешь склеван до подметок и выброшен вздыхать свое «нупочему…».

И в этом твое счастье, хотя ты думаешь, что наоборот.

Ноги, крылья... Главное - клюв!

Внезапного Маламута, оказывается, зовут Рокки. Увидел его, выгуливающим хозяйку на символическом поводке.

Он мне обрадовался, она — нет. Орала «Рокки, фу! Фу!», как будто пес не меня встретил, а кусок говна нашел. Но хозяйка была некрупная, поводок несерьезный, и мы все равно слегка обнялись, как старые знакомые.

Сама ты фу, женщина.