Бруталити

Младший (9 лет) питает глубокую симпатию к некоей однокласснице. Мы молча одобряем – девочка симпатичная и умненькая, чоб и нет. (В нонешние времена радует уже то, что это девочка).

Симпатия, разумеется, тайная. Нельзя же подойти и сказать «ты мне нравишься, давай дружить»? Ну кто так делает? Этак никакой драмы не будет. Поэтому ищутся поводы для внезапного выражения чувств.

Внезапно – счастливый случай. На носу 8-е марта. Мальчики выбирают, кто какую девочку поздравляет. Наш, разумеется, застолбил себе свою зазнобу. Ждет, волнуется, предвкушает. И вот – момент настал.

Вручение подарков, шум, суета, пафос, поздравления. Младший подходит к девочке, решительно сует ей в руки конфеты и говорит сурово: «На, хавай!».

Так же сурово разворачивается и уходит.

Выразил чувства.

Бруталити

Рому мне, рому!

«Дарби Макгроу! Дарби Макгроу! Дарби, подай мне рому!» (с)

Сижу в очереди на чипирование, на посту медсестра неторопливо, но старательно заполняет бумажки, вежливо добиваясь от сидящей перед ней бабуси внятных ответов на простые вопросы. Бабуся путается в показаниях и, кажется, не вполне понимает, кто она, где она и что тут делает. Однако терпению медсестры может позавидовать тибетский аскет, а въедливости – майор КГБ, поэтому постепенно бабуся сдает явки и пароли, признаваясь, где живет и вспоминая год рождения. Очередь, понимая, что это надолго, уныло втыкает в телефоны.

И тут медсестра, завидев проходящую по коридору коллегу, неожиданно испускает трубный крик, подобный брачному призыву самки гиппопотама:
— Валентина! Рому мне, рому! Рому срочно!
Я, признаться, слегка фраппирован. Нет, я бы тоже не смог, наверное, насухую вот это все выслушивать, но почему именно ром? Во внешности медсестры ничего пиратского, кроме маски, и от нее ожидаешь скорее склонности к мартини или полусладкому белому. В крайнем случае водки – все мы русские люди, все поймем…
— Я тут с утра сижу, охренела уже, тащи сюда рому бегом! – не унимается медсестра.
— Ну щас, щас… — недовольно отвечает Валентина. – Две минуты можешь потерпеть?
— Только две! Не больше!

Вот же, думаю, приперло человека. Может быть, она стажировалась на Кубе? Выполняла интернациональный долг, спасала жизни братского карибского народа, заразилась какой-нибудь местной редкой хворью? Болезнь, конечно же, неизлечима и причиняет немыслимые страдания, вызывая тропическую тоску и непреодолимое желание танцевать румбу, но регулярный прием рома позволяет поддерживать стойкую ремиссию. Поэтому, по медицинским показаниям, в поликлинике постоянно поддерживают запас рома…

Но через две минут пришел Рома, сменил ее за столом, и все мои писательские фантазии рассыпались в прах.

Такой сюжет пропал, эх…

Рому мне, рому!

труды по чтению

Общаясь с подростками и молодыми людьми, внезапно понял, почему у писателей нет будущего.

Нет, эти молодые люди читают книги. Это очень культурная и развитая молодёжь. Дело в другом.

Они читают их так же, как делают гимнастику, ходят на фитнес и совершают пробежки. Потому что читать книги важно и полезно. Они считают количество прочитанных в день страниц так же, как считают калории и число шагов – специальным приложением в айфоне. Стараются выполнить норму. Если выполнили, приложение их поздравляет, сделан еще один важный шаг в саморазвитии.

Для них чтение – не вид отдыха и досуга, а необходимый труд.

И это, с одной стороны, понятно, а с другой – невыносимо дико и странно.

И я точно пишу книги не для них.

Немного странно писать книги зная, что твои дети их никогда не прочитают.

Я не говорю, что это плохо.
Это просто странно.

труды по чтению

Лучшей из соцсетей для меня представляется Инстаграм.
 
Я там подписан на кучу художников и лента моя всегда полна приятнейшими картинками и больше ничем. А сам я пощу туда только фотки кота, что является наилучшей медиастратегией всех времен и народов.
 
Единственный его недостаток – до черта рекламы, но никто не идеален. Там она хотя бы явно обозначена.

С Новым годом!

Тем, кто уже очнулся от ночного загула, или счастливого оного избежал, напоминаю – на АвторТудей выложена новогодняя сказка «Идет бычок, качается».

Она написана 12 лет назад, под прошлый Год быка, для журнала, которого давно уже нет. Впрочем, актуальности не утратила, разве что пришлось слегка отрерайтить под текущие реалии (вы не поверите – но 12 лет назад у нас был другой президент!).

А также в «Притчах и коанах» новогодняя притча — «Мастер и Санта».

Ну и с наступившим, конечно. Как аналитик ничего хорошего от него не жду (как у нас принято выражаться – «экстраполируемые тренды имеют негативный прогноз»), но, как человек, все равно надеюсь на лучшее.

Вот и вы надейтесь.

С Новым годом!