Проекты

Попадалово

Меня тут в разговоре спросили: «А почему ты не пишешь о попаданцах? Это же самая кассовая фантастика…»
Я ответил, что никак не могу. Не лезет в голову сама концепция.
— Потому что слишком нереально?
— Нет, потому что слишком реально.

«Попаданчество» – самая обычная вещь в нашей жизни. Это может случиться в любой момент с любым человеком. Да, даже с вами. Десятки тысяч человек каждый год становятся попаданцами.

Завязка стандартная: вот идет наш Главный Герой, будущий попаданец. Как и положено по законам жанра – симпатичный молодой айтишник, любитель аниме и танчиков, много читавший (твиттер) и знающий множество всего (Ок, гугл!). Типичный персонаж, с которым возникает душевный резонанс у максимальной целевой аудитории.

В подворотне на него нападают хулиганы, начинается драка, он получает по голове, теряет сознание, и приходит в себя в…
Узнаваемое начало, правда?

Но будем милосердны к герою – он приходит в себя не во времена Ивана Грозного и не в племени питекантропов. Он приходит в себя в обычной тюрьме. Оказывается, что в этой драке кто-то кого-то зарезал, а на него, как на самого безответного, свалили. Ну и заодно списали несколько «висяков», до кучи. Так что теперь остаток жизни он проведет в новом мире.
Вокруг странное, незнакомое общество, которое говорит на не вполне понятном языке, исповедует совершенно другие ценности и живет по совсем другим законам. Жестокое и простое, как и положено по жанру.

И вот теперь, по логике попаданческого романа, он должен стать через неделю смотрящим по бараку, через год – главным паханом, а через три – начальником колонии с гаремом из медсестер «больнички». Вы готовы в это поверить? Я – нет.

И это самый мягкий вариант. Потому что, если сравнивать с попаданием во времена хоть Ивана Грозного, хоть Петра Первого, хоть даже Сталина – это не просто как загреметь в тюрягу. Это как загреметь в тюрягу для душевнобольных спидозных пиратов в каком-нибудь Сомали, где ты вообще нихрена не понимаешь и по твоей испуганной белой роже сразу видно, насколько ты чужой и готовая жертва.
Не спорю, есть люди, которые выжили бы даже в такой ситуации, но поверьте, читать про их приключения вам бы совершенно не захотелось.

Так что никаких книг про попаданцев. Только не от меня.

Попадалово 1

Перед людями стыдно!

Испытываю глубокое чувство неловкости пред согражданами. Чувствую себя предателем, подозрительным типом и даже немножечко извращенцем.

Дело в том, что мне режим самоизоляции нравится.

Я уже много лет работаю удаленно, не хожу в кафе и рестораны, кино и спортзал, не посещаю концертов и театров. Поскольку мы за городом, то здесь можно спокойно гулять и кататься на велосипедах. То есть, я ровно ничего не лишился. Я только приобрел – возможность уехать на март-май из города и жить в загородном доме непрерывно. Раньше этому препятствовали дети-школьники, но карантин счастливо избавил нас от школы, чему равно счастливы все участники процесса.

Меня не раздражает необходимость находится вместе с женой и детьми 24 часа в сутки. Я очень рад представившейся возможности постоянно быть вместе. Жена наконец-то может посвятить себя приусадебному участку – не набегами из города, а методично, как крот. Дети учатся удаленно – дом большой, компьютеров хватает, никто никому не мешает. Кроме того, боюсь, они унаследовали мою асоциальность, то есть, не тяготятся отсутствием сверстников.

Да, напрягает риск заболеть самому и родственникам. Напрягает, что некоторые нужные магазины закрыты. Напрягает неопределенность с ЕГЭ и поступлением дочери. Напрягает возросший риск потери работы – увы, моя деятельность не относится к числу «системообразующих».
Все это есть. Но, в целом, мне так хорошо, что аж стыдно.

Жаль, что такое счастье нельзя было получить каким-нибудь менее травматичным для Человечества способом…

Перед людями стыдно! 2

Социальное дистанцирование

За что я по-писательски благодарен нынешней пандемии (ну, кроме того, что мой обычный образ жизни стал Подвигом Гражданской Ответственности для других), так это за введение в обиход словосочетания «социальное дистанцирование«. Это почти так же магически сильно, как «революционная справедливость» или «пролетарское самосознание» — люди, которые тогда запускали эти языковые паттерны в социум тоже вряд ли понимали природу возникающих при этом обратных связей.

«Социальное дистанцирование» — это такая богатейшая общественная парадигма, такой смысловой парадокс, такой оксюморон, что широкое использование этой фразы в быту и прессе приносит мне тихое и неизъяснимое наслаждение. Дивный новый мир социального дистанцирования грядет!

Одно обидно — не я это придумал. Эх.

Социальное дистанцирование 3

Позвонили из банка, предложили денег. Ну, вы знаете, как они звонят – нужно не менее десяти раз сказать твердое «нет», иначе не отстанут. Я знаю, многие шлют их нахуй и очень гордятся этим, хвастаются даже, как будто это подвиг какой – по телефону кого-то нахуй послать. Ты вот вечером в рабочем районе на улицу выйди и посылай, когда закурить спросят, посылатель хуев…

Но это я отвлекся. Я никогда на них не ругаюсь. Мне их жалко. Сразу представляю, как сидит там эта несчастная девушка, страшненькая (всех нестрашненьких в рекламу давно разобрали), голодная (все страшненькие девушки сидят на диете, даже худые, не знаю зачем), задроченная вусмерть (у них там тайминги и регламенты такие, что в туалет по секундомеру из низкого старта бегут, некоторые, говорят, потом могут рекорд на короткой дистанции взять запросто – если на финише унитаз поставить), на копеечной зарплате…
А тут ее еще и нахуй шлют.

А ну как она добежит в очередной раз до туалета, да и повесится? Быстро так, чтобы в тайминг уложиться? Нет уж, зачем мне такое пятно в карму? Поэтому я всегда вежливо выслушиваю, добрым голосом отвечаю: «Нет. Не надо. Спасибо, не требуется» и даже коронное: «Милая барышня, благодарю за предложение, но в данный момент я не нуждаюсь в заемных средствах». Это на них всегда очень положительно действует. Она ждет, что ее нахуй, а ей – «милая». Может быть моё «милая барышня» нейтрализует чей-то «пошланхуй» и она сегодня не повесится, создав очередную вакансию на рынке труда.

Но это я опять отвлекся. Так вот, звонит мне девушка из банка и приятным голосом спрашивает: «Палсергеич? Звоню вам из банка. Не требуется ли вам сейчас, случайно, кредит?». «Нет, — отвечаю я, — совершенно случайно именно сейчас не требуется». Мысленно вздыхаю, и готовлюсь повторить это заявление в разных формулировках еще девять раз. А мне в ответ: «В таком случае извините за беспокойство. Если понадобится – обращайтесь». И трубку повесила.

И вот я теперь думаю – как же так? Может это не настоящий банк был? Может жулики какие?
Тревожно мне теперь. Чую подвох какой-то.

Весна.

В подворотне, не сняв цветных ранцев, взасос целуются юный курьер яндекс.еды с симпатичной доставщицей деливери-клуба.
Жёлтое перекликается с зеленым, и от их страсти где-то внутри сумок истекают майонезом забытые гамбургеры.

Это ли не драма, достойная пера Шекспира? Монтекки и Капулетти ничто пред этим.

Весна…

Люди, гордящиеся тем, что они прочли «запланированное число книг в год», строящие эти планы, работающие над их выполнением, делящиеся своими успехами в соцсетях, под завистливое одобрение комментаторов…

Мне никогда их не понять.

Малоизвестный факт из моей биографии — когда я был школьником, мои родители запирали от меня книжные шкафы, а отец опечатывал книжные полки служебной печатью для сейфа. Чтобы я поменьше читал, и уже занялся, черт побери, чем нибудь еще!

Не помогло.
И вам не поможет.

4

Пафос приема пищи вовнутрь

В контексте одного обсуждения вдруг понял про себя, что совершенно утратил понимание, зачем люди ходят в заведения общественного питания. Я не про столовки и макдак, когда готовить лень или некогда. Я про рестораны, кафе и бары.

В ранней молодости я не ходил туда, потому что был СССР и юному комсомольцу там считалось странно и буржуазно. Более поздняя моя молодость пришлась на девяностые, и в кабаки ходили в основном новые русские и бандиты. В средние года я был семеен, детен и нищ, питаясь закупленной на весь год по осени картошкой. Рестораны бывали, но по казенной надобности и за казенный же счет, то есть рабочим моментом. Пойти в ресторан было, как лишний раз на работу сходить.

И вот теперь, когда я, в принципе, могу себе это позволить, я уже не могу себе представить – зачем? Я непритязателен в еде и самообеспечен напитками, употребление пищи сколь угодно сложно сервированной не кажется мне событием. Во всем же прочем атмосфера питейных и едальных заведений кажется мне скорее гнетущей – неприятная музыка, незнакомые люди, непонятные условности. Мне кажется странным чрезмерная цепочка посредников между едой и желудком – я вполне способен обойтись в этом без человека на сложных щщах и с полотенцем на руке. Тем более что сложность его щщей почему-то надо оплачивать отдельно, причем по регламентированному какими-то неписаными правилами плавающему тарифу.

Социальные ритуалы условного взаимного груминга, когда кого-то считается необходимым приглашать в ресторан по какому-то поводу, мне также чужды и загадочны. Почему обсуждение каких-то вопросов требует сложно сервированной посторонними людьми еды? Чем вас емейл не устраивает?

Возможно, есть смысл водить в ресторан девушек, в отношении которых имеешь планы. Самец должен продемонстрировать потенциальной партнерше по размножению способность добыть еды для потомства даже в столь сложных условиях, как вечер при свечах в дорогом кабаке. Но я давно уже не романтический юноша в поисках самки. Мои призы в этом гендерном забеге давно взяты, и уже настолько подросли, что от некоторых вполне можно ожидать собственных достижений.

Скажите, а вы поняли для себя этот дзен? Зачем вы составляете выручку барам и кафе? Что, кроме принятых в социуме априорных условностей, влечет вас в эти странные места сложно организованного приема пищи?

Пафос приема пищи вовнутрь 5

Если ты еврей — ты можешь рассказывать еврейские анекдоты и это не будет национализмом.

Если ты негр, ты можешь ржать над «нигга» и это не будет расизмом.

Если ты жирный, ты можешь шутить про лишний вес и это не будет бодишеймингом.

Резюмирую: идеальный современный стендап комик — жирная чернокожая еврейская лесбиянка-трансгендер с инвалидностью.

 

А Джорджа Карлина сегодня бы линчевали.

Заголовок

Заголовок 6

Фантастическая драма в одном заголовке. Интрига, саспенс, хоррор.

«убил депутат медведя, а пока берлогу лутал, медведь отреспавнился и убил его» — литр-пг
«убил депутат медведя, а в голову контрольный не сделал. Восстал зомби-медведь и сожрал депутата» — зомби-трэш
«убил депутат медведя но дух его явился к нему ночью и проклял смертельным проклятием» — дарк-фэнтези
«убил депутат медведя, а шкуру его у кровати в детской положил. И вот стал он замечать, что дети его…» — хоррор
«депутат убил медведя, но Чужой внутри него…» — sci-fi
«депутат убил медведя, но смертельный вирус уже вырвался на свободу, и…» — постап

Скучную версию, что это были разные медведи, я отметаю, как сюжетно слабую.

Ограничение сверху

Товарищ днями жаловался, что у него на 42-м году жизни вдруг паспорт в алкогольном отделе спросили. Девушки о таком рассказывают с ненатуральным, кокетливым возмущением — мол, ах, как они могли! С прищуром таким, искоса. Комплиментов ждут. Но товарищ не девушка, так что просто удивился.

У меня седая борода вместо паспорта, но мне тут подумалось – а хорошо, что у нас только снизу ограничение, а не сверху. Не додумалось еще государство — в целях соответствия возраста дожития возрасту пенсионному, — запретить всяким старикашкам остатки печени гробить. А то бы мне, седому, было бы не проскочить.

— А ну паспорт предъяви, дедуля!
— Да какой я «дедуля»! Да я еще ого-го!
— С бутылкой вы все «ого-го». А ну, паспорт покажи, предпенсионер! Забыл? Что, склероз с маразмом одолели? Так я и думала. Нет, без паспорта не продам. Может тебя уже собес с фонарями ищет! Контролер! Контроле-е-ер! У нас опять какой-то старый пень с бутылкой! Охрану зовите!

Ограничение сверху 7