Проекты

Рука судьбы

Бывают в жизни неудачные дни. И не надо мне рассказывать, что все это психологический настрой, и что все проблемы в голове — иной раз так не везет, что поневоле в астрологию поверишь... Мол, планеты так сегодня стали, что хоть из дома не выходи. А если выходить надо? Если деваться некуда? Вот тогда и начинаются приключения...

Был в моей жизни период, о котором я вспоминаю с некоторой долей удивления самому себе — куда только жизнь нас не заносит? Короче, торговал я тогда на авторынке всяким железным хламом. Времена были еще дикие, что такое ПБОЮЛ или даже ИЧП никто и не слышал, а слово «налоги» имело значение мятой купюры непосредственно в карман представителю государства. Самое начало «дикого капитализма». Как я туда попал — отдельная история, но смысл был в том, чтобы заработать на машину, поскольку ездил я тогда на дивном оранжевом «Запорожце» в инвалидной модификации, доставшемся в наследство от прадедушки. Одержимый мыслью об улучшении автомобильного благосостояния, я вставал каждый день в пять утра, чтобы в семь занять место в очереди на въезд. Причем в промежутке надо было еще мотнуться в гараж (в Юго-Западный район), взять прицеп с товаром и доволочь его на авторынок (Северный район). В результате я временно становился водителем несусветного транспортного средства «сочлененный ЗАЗ-лимузин», поскольку прицеп был сделан из задней части такого же «Запорожца», с которого была срезана крыша и капот, а взамен наварена сцепка. Конструкция «полтора запорожца» передвигалась небыстро, зато соответствовала девизу Бременских Музыкантов: «Смех и радость мы приносим людям». Равнодушным это зрелище не оставляло никого — на меня показывали пальцами пешеходы, обгоняющие автобусы перекашивались на правый борт от прильнувших к окнам пассажиров, а гаишники салютовали полосатыми палочками, собирая с меня практически ежедневную дань. Кто сказал, что жизнь начинающего капиталиста усыпана розами?

Но этот день превзошел все возможные пределы. Утром я обнаружил, что неизвестные варвары пытались похитить мой эксклюзивный автомобиль, который ночевал тогда во дворе. Они вырвали провода, но разобраться в самодельной проводке не смогли, поэтому, видимо от обиды, разбили фары. Жаль, что в тот момент рядом не проводили голосование за отмену смертной казни — я был бы категорически против! Я был готов расстрелять этих уродов собственноручно, а лучше — медленно удавить ремнем вентилятора. Надо отметить, что был конец декабря, и в полшестого утра еще стояла глухая ночь. Однако, деваться некуда — восстановив на скорую руку провода зажигания, я потихонечку, почти на ощупь, поехал в гараж по отнюдь не богатым на фонари улицам нашего города. Дивная автономная печка типа «турбокерогаз» — взрывоопасный подарок украинских конструкторов — запускаться отказалась, поэтому я смотрел на мир как танкист — сквозь прошкрябанную скребком узкую щель. По счастью, ежедневный утренний маршрут я уже мог преодолеть, наверное, даже с закрытыми глазами, поэтому в гараж прибыл благополучно. Это была последняя удача на тот день...

Прежде всего, оказалось, что ночью шел снег, и мне предстояло одолеть метров двести девственного сугроба от ворот кооператива до моего бокса — в шесть утра еще никто колеи не проложил. «Запорожец», да еще обутый в резину от «ЛуАЗА» — почти вездеход, но и его проходимость имеет пределы. Гребет он хорошо, но мотор слабоват. Так что, пропахав метров двадцать, я засел. Дергаясь вперед-назад и штурмуя преграду с разгону, одолел еще метров десять — и все. Ни туда, ни сюда. На этот случай у меня была эксклюзивная технология — вытягиваю подсос, включаю первую передачу, и выхожу из машины. «Запорожец», стоя на месте, скребет задними колесами, а я пристраиваюсь толкать его сзади. Плюс одна человечья сила к его тридцати лошадиным дает почти стопроцентный эффект — любой сугроб одолеть можно. А чтобы он не убежал, я привязываю веревочку к центральному проводу зажигания и держу ее в руке — стоит освободившейся из снежного плена машине ринуться вперед, я дергаю за шнурок, провод выскакивает из катушки зажигания и мотор глохнет. В этот раз, однако, вышло иначе — пробившись через сугроб, «Запорожец» почуял свободу и ломанулся как дикий мустанг, а веревочка выскользнула из моих окоченевших на морозе пальцев. С радостной целеустремленностью самоубийцы, автомобиль набрал скорость и с разгону треснулся мордой об кирпичную стену, где и остановился, продолжая рыть колесами снег. Меня утешало одно — фары уже были разбиты, а бампер... ну, в конце концов, это не самая важная деталь в машине, равно как и передняя панель и два поворотника... В такие моменты понимаешь преимущества заднего расположения двигателя.

И нет бы мне тогда понять, что день не задался, бросить все и вернуться домой — но нет, я упрямо откапывал ворота гаража, разворачивал в снегу пострадавший «Запорожец», цеплял к нему тяжеленный прицеп... Выехать из гаражного кооператива обратно оказалось даже проще — колею я уже пробил, и прицеп дополнительно нагружал ведущие колеса. Однако я видел, что сильно опаздываю — в то время, если не успевал к открытию ворот в семь часов, то вполне мог остаться без торгового места — конкуренция! Мне оставалось пятнадцать минут на весь путь по окружной. Вроде бы достаточно времени — но не на моем «длинномере», который из-за разгруженной передней оси на руль реагировал очень приблизительно. Однако, я был весьма молод и самоуверен (читай — глуп), потому помчался на сумасшедшей скорости — километров 60 в час, наплевав на гололед и отсутствие фар. Стекло от моего разгоряченного дыхания покрывалось инеем, и я периодически пытался запалить чертову автономную печку — но безрезультатно. Вентилятор гудел, но факел не загорался. Решив, что забился карбюратор (у этой заразы даже свой карбюратор имелся!), и топливо не поступает, я оставил ее включенной — пусть хоть холодным воздухом обдувает лобовик. Увы, я ошибался — бензин в камеру сгорания поступал, но свеча не работала и, не поджигаясь, топливо вытекало по сливной трубке под передок — такова уж конструкция. На такой скорости топливо не сливалось на дорогу, а размазывалось ветром по всему днищу, пропитывая мастику. В какой-то момент нарушенный ночными угонщиками контакт восстановился, и запальная свеча включилась...

Надо сказать, что я сначала ничего не заметил. Поглощенный первоочередной задачей — удержать свой автопоезд на скользкой дороге при отсутствующих фарах, обледеневших стеклах и совершенно неразумной скорости, — я просто не видел, что «запорожец» мчится буквально на огненной подушке. Пропитанная бензином мастика пылала, но встречный ветер сдувал пламя назад, и я продолжал спокойно ехать! И тут на обочине показалась гаишная «шестерка». Я не берусь передать словами жест, который проделал в мой адрес гаишник — одним движением палки он ухитрился выразить целую гамму эмоций: «Ты что, офигел? А ну, стой! Нет, не надо!!! Только не рядом с нами!!!». Как законопослушный водитель я решил остановиться, думая, что выслушаю очередную порцию придирок к оригинальной конструкции моего прицепа, отдам малую денежку и поеду дальше — но не тут то было. Во-первых, мой сложносочлененный агрегат двигался исключительно по баллистической траектории, никак не реагируя на действия рулем, а при попытке затормозить начал складываться вдвое, а во вторых — впервые в жизни от меня драпали гаишники! Тот, который сидел в машине, захлопнул дверь и рванул с места, виляя кормой казенной «шестерки» и шлифуя колесами гололед, а стоявший, поняв, что коллега его бросил, моментально кинулся бежать, показывая удивительную для его комплекции прыть. Видимо, они приняли меня за потомка Гастелло, ревностно чтящего семейные традиции — на пылающем болиде я летел по льду как ангел мести, причем в их сторону. В какой-то момент прицеп решил, что с него хватит, и продолжил движение самостоятельно — отстыковавшись от фаркопа, он уперся в дорогу дышлом, развернулся, и заскользил дальше по прямой, в то время как «запорожец», отреагировав на неожиданное изменение развесовки, крутанул задом и отправился прямиком в сугроб.
Когда перепуганные гаишники вернулись, я уже забрасывал снегом последнее пламя — благо, попахав сугроб, машина почти потухла. Прицеп последовал примеру автомобиля, приземлившись на обочине десятком метров дальше — к счастью, дорога в такую рань была пуста. В общем, обошлось без жертв, если не считать вылетевший лобовик. Гаишники, когда поняли, что я не покушался на их жизнь, даже не стали меня штрафовать, не найдя статьи для такого вопиющего идиотизма. Более того, они помогли мне выудить из кювета прицеп и машину и сопроводили до гаража, чтобы я еще чего-нибудь не выкинул по дороге...

Причем тут Судьба? А притом, что в это день авторынок оцепила налоговая полиция и арестовала скопом всех торговцев, среди которых нелегалом был каждый первый. Все они потом просиживали штаны в судах и заплатили огромные штрафы — государство наконец-то взялось за частную торговлю. И если бы не упорство Судьбы, я разделил бы их печальную участь.

Если тебе так упорно не везет — может, стоит от чего-то отказаться? Судьба — не дура...

,

Comments are closed.