Глава 20

— Войдите, — вяло откликнулась Клюся на мой стук.

— Обед, — сказал я, входя, — детям надо хорошо питаться. Иначе мозг не вырастет. Так и будет перекатываться орешком в пустой голове.

— Ответила бы тебе чего-нибудь обидное, — вздохнула девушка, — но я не в форме. Переиграла и не выспалась, ничего остроумного в голову не приходит.

— Не надрывайся, — я поставил поднос на стол у кровати, — у нас разные весовые категории. Я бывший радиодиджей, один семерых насмерть заболтаю.

— Живой радиодиджей? — удивилась Клюся, садясь на кровати. — А так бывает?

— Бывало раньше.

— Ах да, я и забыла, какой ты древний. Кстати, давно хотела спросить…

— Что?

— На чьей стороне ты был в Гражданскую? — она поставила поднос на колени и нацелилась ложкой в борщ.

— Знаешь, — вздохнул я, — у нас, стариков, недавние события плохо запоминаются.

——

Глава двадцатая, где никто не в ответе за чужие сны, торг отлично совмещается с шантажом и вымогательством, ночные визиты к мужчинам вредят репутации юных барышень, сool kids never sleep, у зеркал плохая цветопередача, а коммерческие интересы сильно размывают границы этики. 

Если вы видите свет в конце тоннеля – скорее всего это встречный поезд…

Глава 20

 

 https://onlinereader.xyz/dead_woman/

Бруталити

Младший (9 лет) питает глубокую симпатию к некоей однокласснице. Мы молча одобряем – девочка симпатичная и умненькая, чоб и нет. (В нонешние времена радует уже то, что это девочка).

Симпатия, разумеется, тайная. Нельзя же подойти и сказать «ты мне нравишься, давай дружить»? Ну кто так делает? Этак никакой драмы не будет. Поэтому ищутся поводы для внезапного выражения чувств.

Внезапно – счастливый случай. На носу 8-е марта. Мальчики выбирают, кто какую девочку поздравляет. Наш, разумеется, застолбил себе свою зазнобу. Ждет, волнуется, предвкушает. И вот – момент настал.

Вручение подарков, шум, суета, пафос, поздравления. Младший подходит к девочке, решительно сует ей в руки конфеты и говорит сурово: «На, хавай!».

Так же сурово разворачивается и уходит.

Выразил чувства.

Бруталити

Глава 19

— На земле весь род людской

Чтит один кумир священный,

Мы навалимся толпой,

Рай построим техногенный…

 

Петрович вздохнул, с хрустом почесал бороду, пробормотал что-то вроде: «А ведь и построим же…».

 

— И людская кровь рекой

По клинку течёт булата!

Тут я выхожу такой,

У меня ума палата…

 

Потом, подумав, возразил сам себе: «Съесть-то он съест, да кто ж ему даст?». И, просвистав еще несколько тактов из Гуно, запел снова, торжествующе и победно:

 

— И Сатана там правит бал,

Там правит бал,

Он всех конкретно заебал,

Да, заебал!

 

_____

 

Глава девятнадцатая. Диверсификация центров силы распределяет ресурсы по градиенту, не стоит застревать между явью, навью и правью-два-ноль, всосать в одно жало целый торт кажется хорошей идеей, кружащихся в ночи пожирает пламя, а внутренние диалоги с воображаемыми собеседниками создают новые нейронные связи, даже если выглядят как полная шиза…

Глава 19

Мертвая женщина играет на скрипке

 

 

https://onlinereader.xyz/dead_woman/

#словарьМизантропа

ГОМЕОПАТИЯ

ГОМЕОПАТИЯ – гениальная бизнес-схема по продаже сахарных шариков

#словарьМизантропа

#словарьМизантропа

Глава 18

…Висит короста на вереях, из кокорины тесана.

Лежит в нем девица, лопотина мережкова.

Пелька баска, хустка бусова, пониток сурьмян.

Волосья запуклены, нюни бледны, на очех пенязи.

Ококовела, грудна, не выринуться.

В смагу дымом уйдет стерво, колпицей в ирий душа…

————

Глава восемнадцатая, где дела закрываются, но не заканчиваются, ходить путями мертвых не рекомендуется, познается экзистенциональность абстиненции, кобольды меряются харизмой, пепел идет к пеплу, кровь к крови, вода к воде.

Глава 18

Мертвая женщина играет на скрипке

Глава 17

Я распахнул наружу неплотно прикрытую створку. Узкое косое окно выходит на крышу, заливаемую струями вновь начавшегося дождя. Неподалеку, на корявом выступе старого забитого балкона сидит в расслабленной позе, непринужденно болтая ногой, черный силуэт в коротком плаще. Почувствовав мой взгляд, он повернулся неразличимым под капюшоном лицом, помахал рукой, и вскочив на крышу, ловко удалился в темноту.
— Это что сейчас было? — спросил я Мироздание.
— Анчутка Сумерлина, — ответило оно через Фиглю. — Назирают, уметы.
— Да что это за Сумерла такая? — я припомнил неприятную карлицу в клубе.
— Нейка она, говорят, — непонятно ответила Клюся.
— Балия балагтового блюдет, — добавила туману Фигля.
— То-то мне теперь все понятно стало… — мрачно ответил я, разглядывая оконную раму…
—————
Глава семнадцатая. Игра идет с нулевой суммой, пиво connecting people и не people, слишком многому нет объяснений, туда – качай, оттуда – не качай, а пропавшие однажды приобретают дурную привычку пропадать снова и снова.
Глава 17

ПУТИН КЫШ, ПУТИН ПЫШ, ПУТИН ТОП-ТАМЫШ!

#ХроникиЕбанариума

На злобу дня

…а на площади, конечно, надо поставить большую каменную жопу. Или бронзовую. Бронзовую даже лучше – люди будут гладить ее на удачу, она будет блестеть. Красиво и символично.

А главное — никакого раздора в народе. Вот если, к примеру, поставить хуй, который тоже полон позитивного символизма и призыва к улучшению демографии, то будет куча обиженных. Феминистки всякие, общество защиты импотентов, просто завистники. А жопа – она внегендерна и содержит в себе умолчальный общественный консенсус.

С тем, что вокруг жопа – согласны все, противоречия только в вопросах ее глубины и нюансах происхождения.

На злобу дня

#ХроникиЕбанариума

Глава 16

…лежит в золотой керсте Великий Балий. Керста та полна водой черной, и лежит он, ни жив, ни мертв, но слышит и ждет. И если заснуть на болоте, то можно увидеть его сны, и никто из увидевших не останется прежним. А снятся ему черная вода, пустота и голод…

———-

Глава шестнадцатая. В этой главе у всех внезапно просыпается любовь к бейсболу, из трубы вылезает подозрительная жопа, покляпые молча грабают, воспитательно-патриотические мероприятия с молодёжью необычайно эффективны, а мертвое не может стать мертвее.
Хотя и пытается.

Глава 16

Мертвая женщина играет на скрипке