Проекты

Школа маленьких редакторов. Часть пятая: «Format C:»

«Нам нужен формат,
куда нам без формата…»
© Шнур

Итак, давайте вспомним о такой вещи, как формат. Нет, не о линейных размерах страницы, полях, обрезке и фальцовке, а о том, что мы на этих страницах печатаем. Сиречь о содержании.

Содержание журнала — это наша прямая главредовская забота, именно то, зачем нас нанимают, и за что нам платят бабки. И многим кажется, что раз я главред, то могу печатать на страницах своего журнала то, что хочу, и то, что мне нравится. Своя рука — владыка! Ан хрен там… Ничего подобного.

Нет, у нас, в принципе, свободная пресса. Особенно, если не касаться политики. Свободная в том смысле, что надо мной нет куратора из КГБ, который следит, чтобы я президента в журнале не ругал. (Впрочем, если я начну писать про президента, то может быть и куратор появится? Я не пробовал…) Однако же существует множество факторов, которые не дадут мне неограниченно самовыражаться посредством моего издания. Вот эта совокупность факторов и образует то, что мы называем «формат издания» или же редакционными политиками.

Первый фактор — это издатель. Главред, как правило, не собственник журнала. Поэтому общее направление определяет тот, кто платит деньги. А этот человек имеет свое, пускай смутное и непрофессиональное, но мнение. И мнение это надо уважать, даже если оно не соответствует вашему. Иначе у этого издания вскоре будет другой главред, более уважительный. И если издатель желает журнал про станки с ЧПУ, то будьте любезны писать про станки, а вовсе не про баб и пиво. Хотя может быть, бабы и пиво вдохновляют вас куда более. Не нравятся станки — не беритесь за проект, а взялись — извольте соответствовать.

Второй фактор — позиционирование издания. К примеру, желтые многотиражки весьма сильно отличаются от экспертных журналов b2b, и материалы, привычные для «комсомолки», в журнале «Деньги» будут выглядеть как минимум нелепо. То бишь, позиционирование издания определяет его содержание, и даже тон публикаций. Развязная манера запанибратского обращения к читателю, свойственная сейчас молодежной прессе, в журнале «для руководителя» будет смотреться как крокодилья жопа на обложке «Плейбоя».

Третий фактор — мнение рекламодателей. Если мы живем с рекламы (а хули стесняться? С нее и живем!), то каждый ваш номер ложится на стол вашему рекламодателю. И он, увы, не только любуется в нем своим модулем, но, чаще всего, и почитывает остальные полосы. И если мы, к примеру, напишем, что автомобиль «ВАЗ» — ведро с болтами, которое может купить только полный кретин (простите, но я тут о своем, наболевшем — автомобильный журнал издаю), то можете быть уверены, что местный дилер ВАЗа никогда больше вам рекламы не даст. Более того, он еще и всем своим друзьям, родственникам и знакомым скажет, что вы его обидели, и они вам тоже рекламы не дадут. Причем, если дело происходит не в столице, а в относительно небольшом городе, то одна неосторожная публикация может лишить вас всей рекламы на веки вечные — смотря кого вы обидите. Причем, в этой связи совершенно неважно, действительно ли ВАЗ ведро с болтами, или вы так, для красного словца пизданули. Вот и говорите после этого про свободную прессу…

Однако самый важный и тяжелодовлеющий фактор — это целевая аудитория. Это, господа коллеги, самое тяжелое проклятие редактора. Мы все — люди творческие, и, как правило, образованные. И очень хочется издавать журнал, который будет нравиться нам — таким умным, замечательным и с тонким вкусом. Однако, издавать-то приходится журнал, который будет нравиться читателю! Вот я, к примеру, люблю старый духовой джаз, но большинство водителей слушает радио «Шансон»! И если бы я открывал радиостанцию для водителей маршруток, то крутить на ней Бенни Гудмена было бы полным идиотизмом.

Конечно, большой философский вопрос — формируем ли мы аудиторию, или подстраиваемся под нее. Скажем, если вместо попсы и шансона крутить по радио классику, джаз и блюз, то уменьшится ли число шансонолюбителей, или они просто перестанут слушать радио? Однако задаваться этим вопросом советую в свободное от работы время. Ну, или попробуйте за свой счет выпустить издание о постмодернизме в альтернативных театрах, и посмотрите, какой у вас будет покупаемый тираж. Да, и не забудьте сравнить эту цифру с тиражами самой распоследней желтой мусорной газетенки. Просто для избавления от иллюзий.

В общем, творческая свобода редактора — вещь весьма и весьма сомнительная. На самом деле, руки у вас в кандалах, а на ноге ядро. Более того, ваша свобода обратно пропорциональна тиражу. Чем больше народу вас читает, тем меньше у вас поле для маневра. Если вы рассчитываете на сто человек маргинальных интеллектуалов, желательно знакомых с вами лично, то можете самовыражаться как угодно — но тогда забудьте про деньги. А если у вас тираж хотя бы тысяч в пять — то будьте любезны давать то, что хотят читатель, издатель и рекламодатель. Даже если лично вас от этого тошнит. Вычитали верстку, проблевались — и за следующий номер.

А самовыражайтесь, вон — в ЖЖ. Или роман напишите.

Продолжение следует…

Comments are closed.