Проекты

Тральщик

Ежели кто помнит, то по нашим, с позволения сказать, дорогам, промеж населенных пунктов скорость разрешена не более 90 км/ч. Это в правилах так написано, а если кто подзабыл, то ему первый же гаишник с радаром об этом ненавязчиво напомнит. Однако, страна у нас большая, расстояния тоже немалые, и потому ездят у нас, на самом деле, кто как может — насколько наглости и мощности двигателя хватает.

Грешен и я — не соблюдаю, честно говоря, скоростной режим. И рад бы соблюсти — но уж больно ехать иной раз далеко приходится. Как скажет вам любой раллист, если держать максималку 100, то средняя выйдет, дай бог, 70, то есть, до Москвы я буду из Воронежа пилить больше семи часов. Кроме того, я при этом создам опасную ситуацию на дороге, поскольку обгонять меня будут буквально все, включая колхозников на старых ЗИЛах. Некомфортно, в общем, получится. Поэтому, в своих частых пробегах по дорогам Родины, в частности в ту же Москву, куда мне одно время приходилось мотаться частенько — выяснять отношения с издателями моих рассказов, — я стараюсь держать крейсерскую скорость километров 120-130 в час. Если ехать медленнее, то дорога слишком затягивается, а если быстрее — то расход топлива вырастает изрядно. В общем, разумный компромисс получается.

Странно, но гаишники моей точки зрения не разделяют, и так и норовят меня своим радаром изловить, с целью улучшить свое финансовое благосостояние за счет ухудшения моего. Соответственно, первоочередной задачей становится вовремя сбросить скорость до разрешенных пределов, чтобы не потерять все сэкономленное время на препирательства с представителями власти. На устройства типа «антирадар» в этом деле полагаться не советую — опытный мастер радара стреляет навскидку, коротким импульсом, выбивает десять из десяти, и предупреждения антирадаров запаздывают. Расчет на то, что встречные моргнут фарами, тоже не всегда срабатывает — ослабело в последние годы водительское братство. Могут моргнуть, а могут и нет. Я позаимствовал свою тактику из рассказов о военных действиях на море — если курс конвоя проложен по миноопасным морям, то впереди пускается специальный корабль-тральщик, который высматривает и вылавливает мины. А если он чего и проморгает... ну что ж, его не так жалко, как транспорт с людьми и техникой.
На роль «тральщика» выбирается автомобиль с подходящей скоростью и, желательно, местными номерами, отпускается вперед метров на двести — а потом надо просто держать дистанцию. Если он начинает в чистом поле судорожно тормозить — значит впереди засада, и у меня есть время сбросить скорость. Метод простой, но действенный.

В ту поездку, о которой пойдет рассказ, мне с «тральщиками» категорически не везло. Сначала я пристроился за дорогим «Мерседесом», который километров через пять занервничал, видимо решив, что на хвост сели киллеры, и надавил так, что моментально ушел за горизонт. Потом я «зацепился» за скромный «Вольво», водитель которого оказался отвратительно вежливым — заметив, что я за ним еду, он притормозил, подался вправо и даже поворотником моргнул: «Обгоняй, не стесняйся!». Пришлось обгонять — не разочаровывать же хорошего человека, их и так в Красную Книгу пора заносить... Большинство автомобилей ехали либо слишком быстро, либо слишком медленно, а несколько подходящих «тральщиков» один за другим «подорвались на мине» и остались на обочине подписывать протоколы. Правда, я за их счет миновал засады, успев притормозить, но остался без прикрытия. А между тем, начался самый «радароопасный» участок маршрута — там, где кривые «американские горки» Тульской области переходят в приличную шестирядку. Измученные узкой дорогой и бесконечными фурами водители, вырвавшись на простор, невольно разгоняются, пытаясь компенсировать потерянное время — а тут их и поджидают «ловцы человеков». Мне повезло — с примыкающей дороги выехал почтенный отец семейства, с женой и детьми, на десятилетнем, примерно, Пассате-универсал. Держал он 125 км/ч, ехал ровно, и я тут же пристроился за ним. К счастью, он не обращал на меня никакого внимания, и не подозревал о той неблагодарной роли «тральщика», которую я для него приготовил. Я с удовольствием расслабился, и поехал спокойно, не высматривая мучительно придорожные силуэты патрульных машин. Судя по номерам и машине, это явно был москвич, возвращающийся с далекой дачи в душную столицу, человек уравновешенный, хороший работник, достойный семьянин и вообще, джентльмен во всех отношениях положительный. Ну, по крайне мере, мне нравилось так думать — я автоматически проникся симпатией к человеку, который поможет мне проехать последние 200 километров без лишней нервотрепки. Смотреть мне было особенно не на что, — пейзажи трассы М4 надоели до оскомины, — и я разглядывал своего «тральщика». Машина не новая, но ухоженная и чистая — человек не гонящийся за ложным престижем, но при этом аккуратный. Мотор дизельный — значит разумный и экономный. Дети сидят смирно, не скачут, не корчат рожи проезжающим — хороший отец, умеет воспитать. На обгоны выходит спокойно, не газует, заранее включает поворотник — хороший, уравновешенный водитель. В общем, всецело положительный тип, из тех, за кого хочется выдать замуж сестру. За таким и ехать приятно.
Однако в какой-то момент мне пришлось, с огромным сожалением, отпустить своего «тральщика» вперед — зов природы стал непреодолим. Остановившись у кирпичной будочки с буквами «М» и «Ж», я долго ругался на сограждан, которые, простите, засрали все вокруг таким густым слоем, что к туалету было просто не подойти. (Кто останавливался у придорожных туалетов на М4, тот меня поймет). В общем, когда я вновь продолжил путь, «Пассат» уже скрылся за горизонтом.

Буквально через несколько километров, я увидел его стоящим у обочины и не сразу понял причину — мой «тральщик» «подорвался». Я начал тормозить, но поздно — гаишник выстрелил «от бедра» радаром и пригласил меня присоединиться к компании. Я сбросил скорость, остановился, вышел из машины, с наслаждением потянулся — в это время водитель «Пассата» (наконец-то я его разглядел — представительный мужчина лет 35-40, с правильными и даже, пожалуй, благородными чертами лица, небольшой аккуратной бородкой и зарождающейся лысиной) забрал свои документы у гаишника. Сотрудник ДПС предъявил мне экранчик радара, на котором моргало красным число 117 — небольшой, но очевидный криминал. (Немножко притормозить я все-таки успел!) Широким жестом он пригласил меня в патрульную машину к напарнику, а сам устремился орлиным взором вдаль, в поисках следующей жертвы. Но тут его внимание было жестоким образом отвлечено — «Пассат» взревел мотором и, волоча за собой заблокированные задние колеса (правильный водитель поставил его на ручник!), попытался умчаться вдаль. Не вышло — заглох. Я вижу, как водитель размахивает внутри руками, летят какие-то вещи... Снова взревывает мотор, дым из под передних колес, задние волоком по асфальту... На это раз мужик наступил на газ от души — ему удается переключиться на вторую, затем на третью, и, метя по дороге заблокированной кормой он, почти боком влетает в поворот и скрывается за ним. Гаишники смотрели ему вслед, раскрыв рты. Тот, который сидел в машине, даже высунулся на улицу, а его напарник удивленно сказал: «Надо же, всего сто рублей, а как расстроился!».

Минут через десять, расписавшись везде, где требовалось, я тронулся дальше. К своему немалому удивлению, где-то в километре за поворотом, я обнаружил стоящий на обочине «Пассат», а рядом водителя, поднявшего руку в просящем жесте. Не мог же я бросить человека в беде! — Остановился. Мужчина обратился ко мне совершенно спокойным голосом: «У вас не найдется пассатижей? У меня ключ в замке зажигания сломался.» Я, желая помочь, заглянул в салон — мало того, что ключ был обломан под корень, так еще был вырван переключатель поворота, оторван козырек, вырвано с мясом крепление мобильника (сам мобильник валялся под ногами в виде кучки деталей) и даже сорвана ручка с рычага КПП. Колеса еще дымились — машина явно проехала пару километров на ручнике. Жена и дети сидели с абсолютно белыми лицами и глазами филина, натянутого на глобус.
Я предельно вежливо сообщил этому человеку, что по моему мнению, ему следовало бы вызвать эвакуатор, благо до Москвы уже не далеко. Во ответ я услышал нечто, похожее по тембру на визг бензопилы:
— Пошел на ..., идиот! Ни ... в машинах не понимаешь и руки из ж... растут!
Что мне оставалось делать? Не драться же с ним... В таком состоянии он мог и покусать. Пожал плечами и поехал дальше. Одно меня порадовало — что он с ручника так и не снялся. А то наверняка задавил бы кого-нибудь...

Что наша жизнь с людьми делает — иной раз смотришь, и только удивляешься...

Comments are closed.