Проекты

Когда компьютеры были большими. Мемуарное

Тут Женя у себя в ЖЖ спрашивала про перфокарты — что это за карточки такие с дырочками одно время все использовали для заметок и закладок? Я ей начал в комментах отвечать, да так расписался, что решил вывести отдельным постом. Итак, про перфокарты:

Ежели кто годам млад, то я напомню — это был основной носитель информации для компьютеров типа ЕС и других им подобных, в те былинные времена, когда компьютеры были большие, а программы маленькие. Громоздко, неудобно, зато можно было манипулировать кодом, просто тасуя колоду — в двоичном режиме перфокарта рассматривается как двумерный битовый массив.

Моя первая серьезная работа по специальности была наладчиком этой железной фигни, где один шкаф — это процессор, два шкафа — память... (Это сейчас я весь такой гуманитарий, а начинал я инженером-электронщиком, да. Самому уже не верится...) Тогда компьютер — это был Компьютер с большой буквы «К»! ЕС-1022, как щас помню — сам ставил и монтировал этот современный тогда агрегат, (не один, конечно, один я бы даже процессор тогдашний не поднял) вместо допотопного «Минска» на германиевых транзисторах. Одни магнитные ленточные накопители чего стоили! Видали магнитофон размером с книжный шкаф? Отож...

В общем, целый зал гудящей, греющейся и ломающейся машинерии, и среди всего этого я — с отверткой, паяльником и тестером. Плату вытащил — плату вставил, — в нужное место, обозначенное на процессорном шкафу вмятиной, пнул — замигали лампочки на инженерном пульте, именуемом «мордой» — пошел процесс. Какой нах монитор? Монитор в «дисплейном классе» стоял, для ламеров и студентов. Через модем с тумбочку размером работал. Настоящий наладчик по комбинации лампочек соображал, что в машине происходит, и на какой стадии она опять зависла. А ежели чего: устройство типа «консул» — жуткий агрегат из двухшрифтовой пишмашинки с проводами, — взрывалось назойливым треском, выпечатывая строчки программы. Это так, оперативное устройство вывода, навроде бумажного дисплея — шумно и медленно, зато буковки с бумаги никуда не деваются, и всегда можно логи отмотать с рулона насколько нужно. Ежели же чего большое отпечатать, в ход шел барабанный принтер — огроменная железяка размером с «Запорожец», которая вбивала за один раз целую строку в бесконечную простыню рулонной бумаги. Работала она со звуком парового пресса — бум, бум, бум — строчка за строчкой. Естественно, сложная электромеханическая херовина постоянно расстраивалась, и буквы сначала начинали расползаться по высоте, делая строчки неровными, а потом и путаться, внося неразбериху в документы... Тут опять появлялся я — с отверткой, паяльником и тестером, — и, пачкаясь в осыпавшемся с ленты красителе, приводил все это хозяйство в порядок. Но это я отвлекся — я ж про перфокарты.

Информацию на карточки набивали посредством электромагнитного перфоратора — нечто вроде пишмашинки размером с пиратский сундук. Таких перфораторов стоял целый зал, и работали за ними милые девушки — «операторы ввода», что, помнится, меня очень забавляло. 🙂 Девушки набивали буквы и циферки с принесенных сумасшедшими бородатыми программистами листков бумаги, а перфораторы издавали звук полузадушенного подушкой пулемета — дум-дум-дум... Перфораторы тоже часто ломались, и тут появлялся весь в белом (лабораторном халате) такой я — с отверткой, паяльником и тестером, а так же горстью тиристоров в кармане. Они вечно горели, эти тиристоры... Девушка, сидя на стуле, отдвигалась от устройства, а я, разместившись в области ее коленок, снимал переднюю панель перфоратора и погружался в недра, этак ненароком коленок иногда касаясь... Девушки невсерьез хмурились, говорили тихо: «Но-но, там, внизу!», но отодвинуться почему-то не спешили. Я менял тиристоры, перемигивался с девушками — так обеспечивалось функционирование передовой советской науки.

На перфокарты можно было вывести массив данных и из машины — посредством дивайса, называемого почему-то «бармалей» — «устройства перфорационного вывода». Почему оно «бармалей» я, к стыду своему, запамятовал, но штука тоже была немалая. В то время миниатюризация только-только шагнула от дискретных элементов к первым примитивным микросхемам. В приемный лоток ставилась стопка чистых перфокарт, — взззз-трррр-бах-бах-бах, — с другой стороны растет стопка пробитых карточек. Я эти перфокарты даже читал тогда на просвет свободно... Сейчас, конечно, забыл все за ненадобностью.

Забавное было время. Не столько само по себе, сколько в силу того, что я был довольно-таки юн. И, конечно, Работать с Компьютером — по тем временам было мегакруто. Это сейчас комп у каждого первого, а тогда их на весь город штук пять, поди, было. Так что компьютерный стаж у меня — многие позавидуют. Сложилась бы жизнь иначе — был бы сейчас суровым компьютерным инженером, руководил бы отделом в каком-нибудь НИИ. Но вскоре все поменялась, инженеры стали никому не нужны, и унесло меня в такие далекие дали... Впрочем, это уже совершенно другая история, никакого отношения к перфокартам не имеющая. Зато компьютеры я и сейчас на раз настраиваю — навык не пропьешь...

Comments are closed.