Проекты

Идем на гавно гу

Если говно снится к деньгам, то мне щас должно привалить... Сегодня во сне я вляпался в кучу слоновьего навоза. Откуда взялся слон в совершенно рядовом сне я плохо помню. Сам слон тоже запомнился ниочень. Говно, однако, помню отчетливо...

У меня вообще отличная память на говно. Все гадости, которые со мной случались в жизни, я помню совершенно отчетливо, хотя предпочел бы забыть. А вот всякие прекрасные воспоминания, которые принято нежно лелеять в своих сердцах — выветрились начисто. Скажем, детство для меня состоит из сплошных двоек, вызовов родителей в школу, конфликтов в классе, ненавидящей меня классной руководительницы, драк с хулиганами и пренебрежения со стороны девочек. А между тем, я точно знаю, что не был таким уж несчастным ребенком — в целом, на среднем уровне или даже чуть выше. И двоек было не так уж много, и родители меня любили, а сколько в меня было влюблено девочек я узнал вообще случайно и много позже. Просто все приятные моменты, которых наверняка было миллион, из памяти исчезли, а говно — говно осталось.

Особенно отчетливо мне помнятся всевозможные собственные глупости и гадости — ничего такого эксклюзивного, на самом деле, все больше возрастные — от глупости и непонимания. Всякий человек в свое жизни непременно понатворит всякой фигни, за которую ему потом бывает стыдно. Но я все свои провалы, ошибки и проебы помню настолько отчетливо, как будто это было вчера — аж выступает холодный пот и скручивается печень. Вот здесь бы как раз и подзабыть — ан хрен там. Помню. И хотелось бы верить, что природа это во мне не зря устроила, а с какой-нибудь воспитательной целью — например, чтобы не повторять ошибок и становиться постепенно совершенномудрым, достигнув в конце нирваны какой-нибудь. Но чего-то непохоже... Нет, старые ошибки я не повторяю, но успешно совершаю новые. И возраст с опытом тут не сильно помогают, как ни странно. Чтобы опыт гарантировал тебя от ошибок, нужно все время делать одно и то же, выработав один беспроигрышный алгоритм на узкий спектр возможных жизненных ситуаций. Ну, а поскольку в моей жизни ничто не длится так долго, чтобы стать рутиной, то я все время набиваю новые и новые шишки... И тоже отчетливо их помню, и печень скручивает в судорогах стыда и отвращения к себе — ну как я мог такую фигню спороть? Вот говно-то...

Перед смертью, говорят, вся жизнь проносится перед глазами. Может быть врут — ну кто, на самом деле, мог бы об этом рассказать? Во всяком случае, я надеюсь, что это не так — иначе для меня это будет похоже на провалившийся пол деревенского сортира. Уж больно хорошо моя память настроена на говно...

Comments are closed.