Проекты

ЗМЕЯ

Новогодняя история, рассказанная в бане

Такая со мной, ребята, на Новый Год история приключилась, уж не знаю как и рассказать... Ладно уж, попробую, только, кто ржать начнет, — не обижайтесь, по рогам моментально, ну да вы меня знаете...
Я вообще парень-то простой, деревенский, с Нижней Мандеевки родом. И я, ребята, об этом никогда не забывал, и вам того же советую. Исторические корни — слыхали слова такие? Самое, блин, важное — этих самых корней держаться. Тут мне интеллигент один в кабаке все понятно так расписал: мол, если ты про корни свои забудешь, то уже как бы и не пацан крутой, а этот, как его, космополлитр, что ли, безродный (или безрогий?) — ну или типа того. Я было хотел уже ему самому по рогам садануть, чтобы базар фильтровал, да вот призадумался: а ведь и правда, братаны, родину-то не пропьешь, с нее все начинается. Припомнилась мне школа наша в Мандеевке, учитель старенький, который меня уважал всегда, хоть я и не силен в науках был. Так и говорил уважительно: ты, Вова, такой имбецил, каких я еще за всю свою жизнь не встречал, видать, далеко пойдешь. Такие вот он слова умные знал, сразу видно — образованный человек. А больше всего, ребята, мне в школе нравился живой уголок. Меня как с урока выпрут, так я сразу туда. Там у нас кошка была, да два кроля серых. Очень мне зверюшки эти по малолетству нравились: возьмешь, бывало, кролика левой рукой за одно ухо, правой за другое, приподнимешь и... Природа, блин! А еще там черепаха была, вот это, скажу я вам самый классный зверь! Перевернешь ее пузом кверху, крутанешь за лапу — чисто волчок! Только вот сдохла она, зараза, быстро... А говорят еще, что живут они по сто лет — брехня все это. Очень друганы мои школьные переживали, когда она скопытилась, хотели все новую купить, до только дорогие они оказались.

Короче, припомнил я все это, и пришла мне в голову такая мысля: а дай-ка я родимой школе на Новый Год новую черепаху куплю! Ну, типа, как Дед Мороз. Что мне, бабок, что ли, жалко? Ну, вы меня знаете: мне ежели что в башку западет — с ОМОНом не вышибешь. Так что я моментально из кабака выметаюсь, сажусь в свой «Дефендер» и еду в зоомагазин. Там я, натурально, подхожу к прилавку, а за ним стоит этакая швабра очкастая — ни кожи, ни рожи, в моем супермаркете ее бы и пол мести не пустили. Я и говорю ей: «Дай-ка мне черепаху, какая покруче!». Она мне в ответ: «Вам какую, греческую, или азиатскую, или...» — издевается короче. Я, вообще-то, когда выпимши, добрый, но справедливый и говорю ей тихо, но со значением: «Ты, мымра серая, мне не гони. Я сказал черепаху, значит рысью бежишь и тащишь мне черепаху!». Ну, она, натурально, метется в подсобку и тащит большой стеклянный ящик — «Выбирайте сами!». Гляжу туда, ребята, а там черепах энтих — как тараканов в помойке, но все мелкие, как халявный бутерброд на фуршете. Тут я уже заводиться начинаю: «Ты че, — говорю, — зараза, оборзела вконец? Че ты мне клопов этих суешь? Я тебе что, нищий? Ты че, думаешь, у меня на нормальную черепаху бабок нет?» Эта швабра аж посинела вся и бормочет — и что у них крупнее не бывает, и что она здесь ни при чем, и что они молодые просто, и еще вырастут... Я уже поостыл и говорю ей ласково: «Ты пойми, дура очкастая, это же подарок! И не биксе какой-нибудь, а любимой школе! Это что же там молодняк подумает: мол, Вован жлоб последний и на нормального зверя бабки зажал? Мне ждать сто лет, пока эта мелочь вырастет, резону нет — или черепаха сдохнет, или я.» Тут я вокруг оглядываюсь и вижу в дальнем углу за прилавком такой же ящик стеклянный, только побольше раза в два и тряпкой прикрытый. «Ага, думаю, кинуть меня хочет мымра эта — вон они где, крутые черепахи, сидят!». «А ну, говорю, тащи-ка сюда вон тех, что ты под тряпкой прячешь!» Она заюлила сразу — это, вишь, не для продажи, это какой-то Серпентарий (тьфу, ну и имечко — чечен, что ли?) заказал, и вообще там не черепахи... Ну да меня и не такие кинуть пытались, и где они теперь? «Короче, — говорю, — не знаю, кто такой этот ваш Серпентарий, но он отдыхает. А если наезжать станет, то так и передай — мол, Вован на себя стрелки перевел. Так что ящик бегом сюда!». Грымза эта покраснела, побелела, а деваться некуда — приперла ящик. Снимаю я с него тряпку, а там... Вы не поверите, ребята, сидит в ящике стеклянном змея — я и не знал, что такие бывают! Не сильно из себя здоровая, толщиной этак с мой... — короче пальца в два, но красива, зараза, как..., как..., ну не знаю что... Там и красное, и черное, и вообще не пойми какое... Короче, отпад полнейший. Правда, черепах в ящике в натуре не было — тут не соврала грымза.

«Сколько?» — говорю. Швабра тут опять залепетала что-то про Серпентария своего, так что я уже обижаться начал: «Если у него базары какие ко мне будут, пусть стрелу забивает, перетрем между собой, а ты мне этого червяка декоративного упакуй празднично, заверни там, ленточкой перевяжи — короче, чтобы детишкам радость». Тут она совсем заволновалась: «Это же Аспид Коралловый, вы сможете с ним справиться? Это же опасно!» Я аж ржать начал — эк она за меня беспокоится! «Ты че, говорю, корова, ты сечешь с кем базаришь?», — но так, по-доброму. А сам думаю: «Значит, Серпентарий — это кликуха, а зовут его Аспид — видать, точно чечен. Ну, да, видать, не такой он крутой, раз я про него не слышал. Правда фамилия ничего — красивая».

Короче, кинул я ей пачку зелени на полпальца, забрал ящик этот — достало меня ждать, пока она его упакует — и в тачку свою отволок. Тащу, а сам налюбоваться не могу — такая красота, аж дарить жалко! Не, вы не подумайте чего, подарок есть подарок — его зажать западло, просто уж больно хороша змеюка.
Короче, пока весь этот базар шел, уже темнеть начало, а дело было — не помню, говорил я вам или нет — 31 декабря. Ну, типа. Новый Год на носу и все такое... Тут я и подумал: «Если я, типа, как Дед Мороз, то реально круто будет детишкам подарок прямо к празднику привезти. Под елочку, как положено». Мужик — не баба, сказал — сделал. Заехал я в свой супермаркет, свистнул девочкам, чтобы они в багажник бухла закинули, закусь какую-нибудь, ну, там, ананасы и прочие овощи — они уже лучше меня знают — не в первый раз. Не с пустыми же руками на родину ехать!

Ну, принял я чуток на прощанье, поцеловал девочек, поздравил с Новым Годом — и в путь. А до Нижней Мандеевки, если кто знает, верст сто пятьдесят будет — по зиме часа два хорошего хода. Врубил я музон и балдею — самый кайф для меня по ночной зимней дороге на любимом джипе с ветерком прохватить. Снежок метет, елки там, палки по обочинам, дорога пустая — красотища! Так увлекся, что чуть было поворот не пропустил, там еще указатель стоит «Н. Мандеевка — 30 км». Эти самые «30 км.», надо сказать, сплошняком по лесу да по буеракам всяким, но я не сильно волновался: тачка у меня — что надо! Вот только одного не учел, что снег весь день падал. Короче, в какой-то ложбинке засадил я свой джип по самые кенгурятники. Вылез поглядеть — снегу вокруг по... ну, вот тебе, Колян, по колено будет, а я больше в ширину рос. Глубоко, в общем. Толкать эту тачку без понта — здорова дура, три тонны почти весит, ну я решил на движок надеяться, да на полный привод. Залез в кабину и давай рычагом шуровать — вперед-назад, вперед-назад. Ну и, натурально, закопался так, что только фары из сугроба торчат. Тут еще и мотор заглох. Я вообще-то в технике не сильно секу, но тут и до меня доперло — бензин кончился. Этот сарай конечно хорош, базару нет, только ездить на нем лучше всего вокруг бензоколонки: три круга нарезал — и на заправку.

Короче, вижу — делать нечего, придется Новый Год на природе встречать. Сам себе Дед Мороз, сам себе Снегурочка, а елок вокруг и так до черта. Хорошо хоть водки с собой полно, а то бы совсем невесело получилось... Ну, я конкретно так к водочке приложился, закусил какой-то фиговиной — не то папайя, не то мамайя, а может и вовсе авокада какая. Ну никак не упомню я эти сорняки африканские — огурцы знаю, помидоры тоже, но говорят, что это не круто, вот и приходится черт-те чем закусывать. Вообще-то, встречать в лесу Новый Год не особо скучно — есть три развлечения. Первое — выпить, второе — закусить, третье — в кусты до ветру сбегать и ничего при этом не отморозить. В принципе, если вдуматься, то в любом кабаке развлечений даже меньше — кустов нет. Так что я не унывал: выпью — закушу, закушу — выпью, ну и иногда выскочу пробежаться. Пока я таким манером развлекался, тачка уже промерзла совсем — стекла инеем на палец заросли. Тут я про подарок свой вспомнил и забеспокоился — мне-то не холодно, я водкой греюсь, а как там моя змея-красавица, на замерзнет ли? Может она морозу не любит? Не, конкретно, ребята, я так прикинул — если она такая яркая, то небось нежная? Попугая, к примеру, взять — тоже пестрый, как модные подштанники, — так он на холоде моментом дохнет, я проверял. Вот воробей — он серый и ему хоть бы хны... Так уж видать жизнь устроена: ежели что красивое да яркое, то российской действительности не переносит напрочь.

Короче, полез я на заднее сиденье, открыл ящик, а змея уже и не шевелится — видать совсем ей плохо. В магазине небось ползала как ненормальная. Во-первых, я природу люблю, во-вторых — бабок жалко, так что я прикинул — надо спасать зверюшку. Лучшее средство от мороза — накатить грамм сто, это всем известно. Так что налил я ей стакан, сунул мордой — не пьет, скотина! Я уж ее уговариваю: «Хлебани дура, замерзнешь ведь совсем!», — а она ни в какую. Не понимает своей пользы, тварь бестолковая. Я, конечно, не ветеринар, но общий принцип секу — сама не пьет, придется помочь. Пошарил я как следует в багажнике и нашел воронку, через которую воду в стеклоомыватель наливаю. Прикинул — носик воронки как раз по диаметру к змее подходит, как специально делали. Ну, может, чуть и великоват, но я постарался и натянул кое-как. Поднял воронку повыше — висит бедолага, что твой шланг. Долго прикидывал, сколько ей водки надо, но потом плюнул и решил — лишнее выльется, а закуску пусть потом сама выбирает — не знаю я, что они там жрут.
Короче, плеснул я в воронку от души — что мне водки для зверька жалко? Помогла народная медицина — задергалась красавица, ожила моментально! Висит, извивается, а слезть не может — я воронку с хорошим натягом вставил. Ну, я обрадовался, понятно, за шею ее взял, воронку аккуратно выкрутил, и тут она как пасть разинет, как зашипит! А во рту у нее, братаны, зубы — как у того тигра. Ну, вы видали, у меня на даче башка на стене висит... Я, бывает, туго соображаю, но тут просек моментально — змея-то ядовитая, зараза! Короче, лоханулся я, подставила меня та швабра из зоомагазина. Заливала мне про Серпентария своего, Аспида Коралловича, а сама такую подлянку кинула. Бросил я эту тварь, из машины выскочил и призадумался. «Дефендер» мой, если и меньше «Икаруса», то ненамного, и искать там эту скотину бесполезно — притаится где-нибудь и цапнет. Хорошо хоть бутылка со мной осталась — у меня на этот счет рефлекс железный, водку не бросаю. Так что из трех новогодних развлечений мне все-таки два осталось — в машину за закуской лезть стало сразу неохота. Ну да нам не привыкать из горла и без закуски пить — от корней пока не оторвались. Короче, скачу я вокруг джипа, как зайчик под елочкой, развлекаюсь двумя доступными способами и башку напрягаю — как мне из этой неловкой ситуации выбраться. Водки в бутылке осталось мало, в машине зверь дикий сидит, вокруг ночь и мороз — вот вам и праздничек, туды его... Начал припоминать, что я вообще про змей знаю — и ни черта не припомнил. Надо было в школе на уроках биологии учителя слушать, а не над пестиками и тычинками ржать. Может эта тварь уже из тачки вылезла и под снегом тихонько ко мне подбирается? Кто знает, на что эти змеи способны? Тут мне от этой мысли аж жарко стало. Не, зараза, Вована так просто не возьмешь!

На крышу джипа я запрыгнул как кенгуру. Сюда-то поганке пестрой не добраться! Так что чувствовал я себя в полной безопасности, вот только водка кончилась и до кустов далеко. Совсем уже я было загрустил, но тут услышал рев и лязг — из-за поворота выехал мужик на гусеничном тракторе. Ну, мужик как меня увидел, прибалдел конкретно: прикиньте, стоит в лесу «Лендровер Дефендер» черный и навороченный, в снегу закопан по самое дальше некуда, а на крыше сижу я, изрядно поддатый, но слегка грустный — противоестественная картина получается. Мужик, наивный, говорит: «Че, застрял? Садись за руль, ща зацепим и выдернем на раз!». Я ему культурно объясняю, что за руль никак не могу, потому что у меня там, в натуре, смерть ползучая засела. Короче, слово за слово, въехал мужик в суть проблемы. Чесал он репу, чесал, и говорит: «Может быть, она уже там замерзла на фиг? Мороз-то на улице какой...». «Ты че, мужик, не врубаешься, — говорю, — как она может замерзнуть, там же водки бутылок восемь! Вот прикинь, ты бы замерз?» Вот тут-то мужика проняло: «У тебя там ВОДКА?» Не успел я ничего сказать, как тракторист этот метнулся в салон, и стал там шуровать так, что я чуть с крыши не упал. Потом — тишина. Я подумал: «Все, кранты мужику...». Но нифига, вылез тракторист, гадюку эту за хвост держит и говорит: «Перебрала с непривычки, спит уже...». Размахнулся и запустил заразу в кусты, только ее и видели.
Короче, кончилось все нормально, дотащил он мой джип до Мандеевки, там у него и отметили. В школу-то мне без подарка западло идти стало... Может на этот Новый Год соберусь — мне один друган в Америке реально крутого зверя присмотрел — скунс называется, не слыхали? И я не слыхал, значит реально редкий зверь...

Один комментарий к записи ЗМЕЯ

  1. Харон 26.01.2012 в 18:46 #

    Браво!!!!