Местообитание мое отныне и до конца теплых дней лежит вне городских пределов. Поскольку Средняя учебный год завершила, а Старшая готовится к экзаменам и не нуждается (я стараюсь в это поверить) в ежедневном присмотре, то основная жизнь теперь на даче, а в город я наведываюсь в рабочем порядке – за интернетом, в основном. Ибо на даче оный весьма слаб – разве что вечерком надует ветром смутный призрак 3G, а так – унылый и нестойкий gprs.

DSCF6389

Досуг мой, промежду рубкой дров и прочим хозяйством, протекает в неспешных многочасовых прогулках с женой и коляской по кривым улочкам обширного дачного поселка и наблюдении за деятельной дачной жизнью соотечественников. Это сообщает нашим променадам оттенок несколько даже этнографический. И один из интереснейших аспектов этой пригрядочной антропологии Homo Dachnikus – Феномен Заборности.

 

Каждый участок, среди сотен шестисоточных скудных наделов, неизменно обнесен забором – ибо чувство территориальности сильно в Homo Dachnikus. Но что удивительно – абсолютное большинство этих заборов визуально совершенно прозрачны. Матерых аборигенов дачпоселка это совершенно не смущает – за годы проживания в своих вольерчиках из рабицы они научились полностью игнорировать жизнь внешнюю, во всей ее навязчивости. Открытые всем ветрам и взорам проходящих, они ведут себя так, словно мира за их рабицей не существует вовсе, и они одни во Вселенной. И гордо вздымаются к небесам толстые жопы над их грядками, облеченные лишь в грязные цветастые трусы… Это, разумеется, облегчает нашу задачу, как пытливых натуралистов, но не может не удивлять, как людей, дачной заборности посторонних.

DSCF6374

Нет, я понимаю, что при советской жизни рабица действительно была нашим всем – не только потому, что ее было проще всего украсть достать, но и потому, что одному советскому гражданину нечего было скрывать от другого советского гражданина. Попытка возвести вокруг участка что-то более плотное, нежели сеточка, была бы расценена как проявление антисоциальное, мещанское и даже, пожалуй, неблагонадежное. Чем это он там, позвольте узнать, за своим забором занимается? А вдруг не марксизмом-ленинизмом? Ну и, конечно, рождались самые страшные подозрения – что данный совгражданин вдруг да и живет в чем-то лучше соседей! Иначе зачем ему забор?

И вот пришли новые времена. Наследники этих обтянутых рабицей шести соток забогатели, прикупили соседние участки, соединили их в единое хозяйство и смело отринули рабицу предков своих. На место дачных хибарок, где вместо запретного второго этажа высились трехметровые чердаки-мансарды, пришли солидные кирпичные коттеджи с балконами и оранжереями, а на место убогой ржавой сеточки, заботливо скрученной отеческими пассатижами, пришли Заборы с большой буквы «З». Но вот что удивительно – могучие и капитальные кованые, сварные, бетонные и кирпичные конструкции, поражающие отсутствием вкуса своим многообразием и претензией на роскошь, остались столь же прозрачны, что и предшествовавшая им рабица!

DSCF6377

И так же сосед, идущий в сортир, приветствует соседа, жарящего шашлыки. И так же торчат в небо над грядками толстые жопы в грязных трусах – только вместо помидоров на грядках тех произрастает теперь Ландшафтный Дизайн.

Наверное, можно предположить, что мотивация сменилась на противоположную – если раньше каждый демонстрировал, что у него все так же, как и у соседей, – та же хибарка, та же бочка, та же грядка и тот же сортир, то теперь дачник стремится затмить соседа размером гаражных ворот, цветом отделочного кирпича, голубизной своей ели и высотой своей туи. Но все же – как им удается сохранять душевный комфорт в этом вечном своем эксгибиционизме жителей зоопарка?

DSCF6381

Сложен и загадочен внутренний мир Homo Dachnikus. Темен и непонятен он — пусть и выставлен на всеобщее обозрение во всей открытости… Вот воистину Люди Рабицы!

Впрочем, ныне антропология фиксирует постепенное размывание племенных обычаев Людей Рабицы. То здесь, то там, посреди изящных штакетников и кованых пик появляются отщепенцы. Самые робкие заплетают рабицу виноградом – мол, они и не хотели, да само так выросло, — но есть и суровые пришельцы из иных культурных парадигм, которые демонстрируют настоящие, годные заборы, всякому в пример:

DSCF6373

Наверное, вскоре они вытеснят прозрачность и открытость жизни Homo Dachnikus в область легенд, повернувшись к миру сплошными щитами бетонных оград. И никто не будет больше знать, какого цвета подштанники у соседа, и наблюдать регулярность его дефекации. Какие социальные последствия принесет это в наш дачный поселок? Антропология еще не сказала своего слова…

Вы вправе, разумеется, спросить: «А ты-то как, Семиург? Густа ли рабица твоя? Прозрачен ли забор? Какого цвета трусы?». Увы, я чужой на этом празднике единения воздетых к небу жоп. И забор у меня высок и непрозрачен, и туалет в доме ватерклозетного типа. Не радую я проходящих яркими подштанниками и не развлекаю соседей походами в сортир. Не стать мне здесь своим…

DSCF6385