58732_w200_h200_3Некоторые люди интернет читают, а некоторые – его пишут. Я принадлежу к числу вторых. Поэтому я, так сказать, вижу обратную сторону веб-страницы – чуть более, чем прочие люди понимаю, как оно, это информационное пространство, устроено.

В частности, я хочу вам рассказать о проклятии, которое поразило абсолютное большинство интернет-СМИ и сайтов, на эту роль претендующих. Эта беда называется рерайт.

Рерайт – это корректный профессиональный термин, обозначающий процедуру скрытого дублирования контента. Дело в том, что просто украсть чужую новость/статью/заметку можно, но это совершенно бессмысленно. Поисковики на раз отсекают дубли и срезают сайты-копипастеры в выдаче. А если сильно постараться, то можно и вообще быть в прямом смысле “забаненным в Гугле”. Однако боты поисковиков, хотя и становятся все изощрённее, никак не могут сравнится по хитрости с человеком. Они опознают дублирующиеся тексты по стандартным алгоритмам, и их легко обмануть, если взять исходный текст и переписать его, заменяя слова синонимами или просто пересказать своими словами.

 

Вот первый попавшийся пример из вчерашней новостной ленты:

http://www.communa.ru/news/detail.php?ID=63599

http://36on.ru/news/people/12645-ambroziya-i-povilika-razroslis-v-voronezhskoy-oblasti

Человеку очевидно, что это одна и та же новость, но поисковик расценит их как две независимых. (Не знаю, ко у кого срерайтил в данном случае – скорее всего оба источника прошлись по одному и тому же пресс-релизу)

Для коллег это очевидно, но для многих пользователей, наверное, станет откровением, насколько много рерайта в рунете. Это близко к ста процентам для сетевых СМИ. Это большая часть предлагаемой работы по генерации текстового веб-контента. Да что там, почти вся нынешняя работа такова. Авторский контент практически не востребован – он дороже. Аналитика никому не нужна в принципе – мозги сушит. Эксклюзивный новостной контент – слишком дорого, а выигрыш ничтожен – через пять минут после публикации ее срерайтят тысячи сайтов.

Утро рунета начинается с треска клавиш тысяч и тысяч рерайтеров – они за утренним кофе просмотрели новостные ленты по своим тематикам – кто про политику, кто про экономику, кто про поп-звезд, а кто про автомобили, – и кинулись переписывать их своими словами, тщательно проверяя специальным софтом, не будет ли их текст определяться поисковиками как дубль.

Большинство рерайтеров получают за свой труд совершенно ничтожные деньги, беря количеством. Поэтому они не ищут первоисточников – некогда, надо гнать десятки новостей в сутки. Чем чаще обновляется сайт, тем выше он в выдаче! Поэтому типичная новость на российском информационном сайте – это рерайт ререйта срерайченного с другого рерайта. Первоисточник в большинстве случаев – англоязычный рерайт какого-нибудь зарубежного источника, переведенный гугль-транслейтом. В каждом следующем рерайте отклонения от исходника накаливаются и, в результате, мы живем как в дописьменные времена изустного народного творчества, когда новости в дальние края доходили через сотни пересказов.

Фактически, мы стремительно наполняем интернет белым шумом, в котором тонет всё. Причина этого заложена в существующей структуре, когда сайты при создании контента ориентируются не на читателя, а на поисковики. Я об этом уже писал как-то.  Неважно, что читать на сайте нечего — если он высоко в выдаче, то реклама на нем стоит дороже. Неважно, что 90% сайтов просто ни зачем не нужны и только усиливают белый шум зато на них можно чуть-чуть заработать. Пока мы не убьем жестоко всех сеошников интернет устроен так, боюсь, нам от этого не избавится. Однако тенденция чертовски грустная – лично мне неприятно наблюдать, как человек стремительно засирает им же созданную информационную среду. Да и с профессиональной точки зрения это чудовищная деградация смыслов.

Ну, то есть, первопричина всего этого, разумеется, лежит не в интернете. Сеть – это просто очень наглядное зеркало окружающего мира, в ней все происходит быстро и легко отслеживаются тенденции. Причина – в лавинообразной коммерциализации информационного пространства. Вытеснение смысла прибылью. Этот процесс как коррозия – где он начался, быть тому месту пусту.