Проекты

Цытатко

И геополитика, и экономика признают, что игроки рациональны, по крайней мере, с точки зрения осознания своих краткосрочных личных интересов, и, подтверждая свою рациональность, они понимают, что в реальности имеют ограниченный выбор. Принято считать, что в целом люди преследуют личные интересы если не безупречным образом, то уж точно не наугад. Представьте себе партию в шахматы. На первый взгляд кажется, что у каждого игрока есть 20 различных вариантов того, как сделать первый ход. На деле их гораздо меньше, потому что большинство этих ходов настолько неудачны, что они быстро приведут к поражению. Чем лучше вы играете в шахматы, тем четче видите свои варианты и тем меньше число действительно возможных ходов. Чем лучше игрок, тем более предсказуемы ходы. Гроссмейстер играет с абсолютно предсказуемой точностью... до тех пор, пока не сделает гениальный, неожиданный ход.

Целые народы ведут себя схожим образом. Миллионы или сотни миллионов людей скованы принятыми условностями. Они порождают лидеров, которые не стали бы лидерами, веди они себя иррационально. Подниматься на вершину горы из миллионов людей — это не то занятие, которому часто предаются глупцы. Лидеры заранее рассчитывают свои последующие ходы и совершают их если не безупречно, то, по крайней мере, весьма неплохо. И несмотря на то что время от времени кто-либо из экспертов может предложить (и предлагает!) абсолютно неожиданный и успешный ход, все же процесс управления в большей степени означает просто выполнение необходимого и логичного следующего шага. Когда политические лидеры руководят международной политикой страны, они действуют так же. Если лидер сходит со сцены и его заменяют, то довольно быстро появляется другой, который, как правило, продолжает то, что делал предыдущий.

Я не пытаюсь доказать вам, что политические лидеры — это гении, ученые или даже просто джентльмены и леди. Но они знают, как быть лидерами, иначе бы они ими не стали. В любом обществе обожают принижать своих политические лидеров, которые, безусловно, совершают ошибки. Но, при ближайшем рассмотрении, эти ошибки редко бывают глупыми. Гораздо чаще ошибки совершаются под давлением обстоятельств. Нам всем хотелось бы верить, что мы (или наш любимый кандидат) никогда бы не повели себя так глупо. Но это редко соответствует действительности. Поэтому геополитика не слишком серьезно воспринимает отдельно взятого лидера, равно как и экономика без излишнего трепета относится к определенному бизнесмену, ибо оба являются игроками, которые знают, как руководить процессом, но не могут нарушать крайне жесткие правила, установленные в их профессиях.

Таким образом, политики редко обладают свободой действий. Их поступки предопределены обстоятельствами, а государственная политика является ответом на фактически сложившуюся обстановку. При этом принимаемые ими решения имеют, безусловно, определенное значение. Но даже самый гениальный политик, стоящий во главе Исландии, никогда не сделает ее сверхдержавой, в то время как самый ограниченный правитель Рима в пору его расцвета не смог бы подорвать фундаментальной мощи Римской империи. Геополитика не занимается вопросами добра и зла, добродетелями или пороками политиков или рассуждениями о внешней политике. Предмет внимания геополитики — разнообразные безличные силы, которые ограничивают свободу как целых народов, так и отдельных личностей, и вынуждают их действовать определенным образом.

© Джордж Фридман (George Friedman) — американский политолог, основатель и директор частной разведывательно-аналитической организации «Стретфор».

2 комментария к записи Цытатко

  1. b_um 22.10.2012 в 15:55 #

    Вот тебе яркий пример из нашей истории в подтверждение цитаты. Александр II омтенил крепостное право, хотя был ярым его сторонником.

  2. Vitaly 23.10.2012 в 5:54 #

    оно как бы и логично, но, по-моему, несколько оторвано от жизни. Достаточно посмотреть на Николая II и Сталина. Да и Александр Невский — достаточно яркий пример. Я бы сравнил государственного руководителя не с гроссмейстером, а, скорее с капитаном лайнера. И чем больше страна — тем больше лайнер. И реакции на управление, соответственно более замедленные, и решения принимаемые становятся видимыми не сразу.