В «постапах» – так называют сверхпопулярный сейчас жанр постапокалипсиса, включающий в себя книги, кино, сериалы и компьютерные игры в изобилии удивительнейшем, — есть одна непременная особенность условного мира постчеловечества. Причин выдуманного постапа может быть тьма, — от банальнейшей ядерной войны, до налетания Земли на небесную ось (лидирует сейчас почему-то нашествие зомби, как будто реальных неприятностей не хватает), — но последствия всегда одинаковы у всех авторов: крошечные человеческие анклавы, разделенные опасными пустошами, пересечь которые берутся только отважные.

23924c1a9c02t

Но не в пустошах суть. Кем бы они там не кишели – зомбями ли, бродящими в безуспешных поисков мозгов автора, радиоактивными ли мутантами, светящимися с темноте как стрелка авиационных часов, рейдерами ли, щеголяющими в броне из ржавых кастрюль и обрезков покрышек, — интереснее всего именно анклавы. Чертовски характерно, что абсолютно все такие анклавы в описании абсолютно всех авторов представляют собой извращенно-мерзотные гадюшники с причудливым социальным устройством. Даже если на первый взгляд там сплошная благодать и грядки с брюквой, то по сюжету непременно оказывается, что они либо на всю голову ипанутые сектанты и приносят путешественников в жертву Великой Брюкве, либо тоталитарная микрокоммуна с лидером в крайней степени параноидальной шизофрении, либо рабовладельцы с оргиями и гладиаторами, либо, если у автора совсем с фантазией плохо, просто обычные тайные людоеды. Военные деспотии с лютой уставщиной и Великими Прапорщиками тут почитаются за счастье.

motto.net.ua-28620

Если по сюжету и возникает случайный анклав более-менее вменяемых нормальных людей, то только для того, чтобы быть немедля съеденным при очередном набеге людоедов, порабощённым при очередном набеге рабовладельцев или принесенным в жертву Великой Брюкве… — ну, вы поняли мысль. Нежизнеспособность нормального социального устройства считается авторами самоочевидной. В постапокалиптическом обществе непременно псих на людоеде сидит и маньяком погоняет.

Так вот, не оставляя надежды, что нам все же не доведется проверить истинность этой социологической гипотезы, я считаю возможным усомниться в нарисованной многими авторами картине. Сдаётся мне, что причудливые извращения в таких социальных группах попросту нежизнеспособны. Вообще-то, если вдуматься, то человечество тысячелетия жило в таком «постапе» — когда от селения до селения была неделя пути лесом, а в лесу волки, медведи и разбойники. И каждое поселение представляло собой вот такой микросоциум, анклав во враждебном внешнем мире. Однако я чертовски сомневаюсь, что у наших предков было что не село – то людоеды с сектантами. Обычнейшие были социальные устройства с обычнейшими же общественными отношениями – соответствующими производительным силам, как водится.

Вообще, всяческие социальные извращения, навроде тоталитарных сект и шизоидных микрофюреров, как мне кажется, возможны только в избыточности ресурсов современной цивилизации. А помести их в лесной поселок славян докняжеской эпохи – и мигом окажется, что некогда человеческие жертвы Кровавой Брюкве приносить, надо пни корчевать для подсечно-огневого земледелия деревянной мотыгой. Опять же – если своих приносить, то пни корчевать некому будет, а если чужих – так это вам не мегаполис, народ весь наперечет и у каждого родственников полное село. «Провинция, не поймут-с!» (с). Выделяли одного шамана из телесно убогих для религиозных (и заодно многих других дел) дел, а остальные – в поля, трудиться. И даже условное рабовладение, которое было в те времена делом если не обыденным, то случающимся, обходилось совершенно без оргий и гладиаторов, а раб был скорее членом семьи с ограниченными правами наследования, чем истязуемый бичами невольник. Ну как ты его караулить будешь, невольника этого, когда лес вокруг? Лишних людей на должность вертухаев нету, ибо этот вертухай сожрет больше чем тот раб наработает…

В общем, я, конечно, понимаю драматическую обязанность авторов загнать героя в жопу поглубже. Ведь если найдет он анклав нормальных людей, то не будет у него сюжетной мотивации снова тащится в проклятые пустоши, отбиваясь от толп зомби, мутантов, рейдеров и людоедов. А из чего тогда сюжет делать? Из мирного сельскохозяйственного труда на лоне природы?

И все же, хоть бы кто попробовал написать реалистичную модель развития общества постапа. Когда уже съеден весь запасенный предками тушняк и выбиты естественным отбором все любители пострелять почем зря. Когда началась уже жизнь.

В общем, отчего-то мне кажется, что человечество куда более консервативно в своих социальных устройствах, чем кажется авторам постапов.

1374026196672