————фрагмент текста———

…Некоторые вещи Йози объяснить было трудно. Обнаружив в куче хлама из разряда «нафиг не нужно, но выкинуть жалко», который неизбежно скапливается в каждом гараже, старенький, советского ещё производства ледоруб, он дотошно выяснял, для чего эта штука. У меня сложилось впечатление, что Йози принял его за странное неудобное оружие, типа клевца – уж больно характерным движением он взмахивал железякой, как бы прикидывая, хорошо ли войдет острая часть в башку и не застрянет ли в черепе из-за засечек… Однако, приняв мои объяснения по использованию инструмента, Йози покивал головой довольно – мол да, удобная штука, должно быть, — и стал настойчиво выспрашивать, что именно я искал в горах и нашел ли. Пришлось объяснять. Надо сказать, что концепция туризма понимания у него не нашла.

 — Правильно ли я понял, — Йози говорил, осторожно подбирая слова, как делал всегда, если считал, что сказанное может кого-то обидеть, — что вы идете в лес, или, там, в горы, без какой-либо цели? Несете тяжелые вещи, скудно питаетесь, спите на земле у костра, испытываете, пусть и весьма умеренный, но дискомфорт… Просто чтобы… чтобы что?

 Я, признаться, сам не большой ценитель такого досуга, но попытался объяснить.

 — Видишь ли, тут дело в том, что надо иногда почувствовать себя настоящим скитальцем, искателем приключений…

 — Настоящим бродягой? – еще больше удивился Йози, — Прости, но это кажется мне довольно малопочтенным занятием. И что значит  «почувствовать себя кем-то»? Как я могу, например, почувствовать себя кузнецом, если я им не являюсь?

 — Ну, если ты возьмешь в руки молот, встанешь у наковальни, и начнёшь стучать им по железяке, то ты разве не почувствуешь себя им, хотя бы отчасти?

 — Почувствую себя дураком, который занят не своим делом, — нехарактерно резко ответил Йози, — Это поведение детей, которые играют в кого-то. Взрослому стоило бы для начала быть настоящим собой. Это само по себе достаточно сложно, зачем при этом еще и пытаться изображать кого-то другого?

 — Городская жизнь дает мало возможностей для настоящих мужских занятий – преодоления, борьбы, свершений каких-то. Жизнь изменилась быстро, а человек так скоро не меняется – все ему подавай боев и походов. Вот и замещают чем могут…

Йози смотрел на меня с неловким недоумением. Природная деликатность не позволяла ему прямо заявить «ну и придурки же вы», но явно очень хотелось.

 — Но ведь есть же те, кто воюют, те, кто охотится, те, кто тушат пожары и спасают от наводнений?

 — Есть, конечно.

 — Их разве больше чем нужно? Вот если бы ты захотел тушить пожары, ты не смог бы этим заниматься?

 — Смог бы, наверное. Насколько я знаю, в МЧС скорее не хватает людей, чем избыток. Я здоров, служил в армии — скорее всего взяли бы без проблем.

 — А эти… туристы? Они ведь тоже, наверное, не больные, раз идут в лес и лезут в горы? Почему они доставляют себе эти неудобства и испытывают судьбу без всякой цели? Ведь есть же достойные мужчины занятия.

 — Одно дело, прогуляться по горам во время отпуска, а другое – сделать это своей работой. Это уже всерьез, это уже жизнь. А туризм – это скорее развлечение, своего рода игра.

 — То есть, они играют в настоящую жизнь?

 В этот момент мне стало слегка неловко за пылящиеся в кладовке спальники-пенки-палатки и прочие котелки. В конце концов, один отдельно взятый ледоруб еще не делает меня туристом, верно? Тем более, что мне его подарили, честное слово! (Когда посмотришь на мир с точки зрения Йози, некоторые привычные явления нашей жизни действительно смотрятся, ну… несколько глуповато, да). Йози между тем, внимательно смотрел на меня, ожидая ответа. Он не издевался, ему действительно было интересно, почему у нас так все странно устроено.

 — Йози, ты знаешь, что такое «инициация»?

 — Специальное испытание, на котором молодняк доказывает право называться взрослыми? Да, конечно. У многих народов есть или был такой обычай.

 — На самом деле ведь это испытание тоже не имеет никакой пользы? Это такие нарочно придуманные трудности?

Йози задумался.

 — Ну, в некотором роде, да, — сказал он осторожно.

 — Так вот и с туризмом нечто в этом роде. Взрослым-то у нас становятся просто по возрасту, вот и инициации приходится устраивать самим, кто во что горазд.

 — Но… Поправь меня, если я ошибаюсь… Ведь многие занимаются туризмом и в зрелом возрасте состоявшихся мужчин? Что они доказывают раз за разом?

 — Ну, видимо не у всех с первого раза срабатывает. Ну, или слетает, как регистрация на ломанной винде. Приходится обновлять лицензию…

Йози не был удовлетворен объяснениями, но настаивать не стал. Это уже выходило за границы его представлений о допустимой деликатности. Если я так явно отмазываюсь, значит вопрос почему то вызывает у  меня дискомфорт, а ему было крайне неловко ставить собеседника в положение оправдывающегося дурачка.

———фрагмент текста———

Этим очередным фрагментом я деликатно напоминаю вам, что сбор на книжку продолжается. Так что вы можете смело поучаствовать, если еще не.