Проекты

Литературная пауза

В связи с тем, что я, во-первых, на море, во-вторых, много пишу, в-третьих — все это не прекращая работать, у меня возник серьёзный дефицит творческого времени. Моя активность в блоге коллапсировала в нуль - просто потому, что весь связный текст, на который я сейчас способен, уходит в бездонную прорву новой книги. Эта книга почему-то очень хочет быть написанной прямо сейчас — я гоню текст такими темпами, как никогда. Любая свободная минута — и я там, в сюжете. Она уже готова почти на треть — меньше чем за месяц, что для меня вообще уникально.

Да, сразу скажу — не ждите второго «УАЗДАО». Это была прекрасная идея, она полностью реализована и не требует повторений. Новая книга формально является сюжетным продолжением — то есть, в ней останется тот же главный герой и умеренная преемственность обстоятельств, — но это будет совсем-совсем другая книга и совсем-совсем о другом. К счастью, моя литературная деятельность не является коммерческой, и я не обязан гнать сериалы только потому, что «читатели любят продолжения». 🙂

Некоторую сетевую активность я сохраняю только в Телеграме, потому что это самый экономичный по времени формат. А чтобы вы тут совсем не заскучали, выложу повесть, написанную для Крузовского благотворительного сборника «про зомбей», который собирался-собирался, да так и не вышел. Это единственный у меня текст в формате «зомби-апокалипсиса». Присутствует легкий литературный троллинг, так что если у кого есть на этот счет священные коровы, не водите их туда пастись.

Ранее не публиковалось.

Зомбопривод

Зомбак был довольно свежий и активный — тряс прутья, тянул темные ободранные руки, безуспешно пытался просунуть сквозь решетку перекошенное, с мутными глазами лицо. Полноценный ресурс.

Андрейка смотрел то на него, то на часы. До начала смены оставалось еще пять минут, и вполне можно было прочитать пару страничек — обозники притащили обновление для общинной библиотеки, а сестра его, Катюшка, помогала разбирать поступления. Зная братову страсть к чтению, она отобрала пару книжек в его вкусе — чтобы на обложке мужик с ружьем. На этой у мужика с ружьем был еще и мотоцикл, что открывало заманчивые перспективы. Книжка была, кстати, практически целая — только чуть разбухшая. В сырости побывала, но мыши не добрались. Андрейке больше всего хотелось открыть слегка облезлую обложку, аккуратно разделить слежавшиеся страницы, вдохнуть этот неповторимый книжный запах — запах сырости, плесени, подгнившей бумаги... Запах нового приключения, которое обещало на несколько часов унести из этого скучного мира, в котором никогда не случается ничего интересного.

Однако суровая реальность ворвалась в подсобку в виде вечно всем недовольного начальника смены Михалыча.

— Какого хрена опять! — занудил тот с порога, — Где спецодежда? Краги где? Понабрали раззвиздяев! Инструктаж по ТБ я для кого проводил? В привод захотел?

— Ну Сергей Михалыч… — Андрейка быстро убрал книжку в карман рабочего комбинезона

— Что «сергеймихалыч»? Я уже пятьдесят лет как «сергеймихалыч», а таких долбодятлов, как ваша смена, отродясь не видал! То очки защитные не наденут, то щитки им лень цеплять…

— Так жарко же! — вырвалось у Андрейки, и он пожалел об этом еще не договорив.

— Жарко? Ах, значит, жарко? Жарко ему, удаку конченому! Вот, один такой в приводе второй год шагает — тоже, поди, жарко ему было, зайцу бешеному! А я из-за него на штрафных два месяца оттрубил! Спину до сих пор прихватывает! А ну, глядь, бегом в шкафчик, и чтобы краги надел! Техника безопасности кровью писана!

Андрейка, сопя, натягивал рабочие краги — здоровенные сварочные перчатки из толстого спилка, усиленные кольчужными вставками и думал, что зря он вообще рот раскрыл. Так бы Михалыч проорался и ушел, а теперь злится и глаз с него не спустит. Фиг на смене почитаешь. Да, конечно, отвлекаться не положено, но, если честно, скука там смертная. Знай, маячь себе перед приводом, да переключай трансмиссию, если команда будет. Сроду там ничего не случалось и не случится никогда. А тем бывшаком, что теперь в приводе, всех новичков пугают — специально, поди, комбинезон рабочий на нем оставили, в назидание. Так он сам дурак, — менял приводного, а тамбур не закрыл, как по инструкции положено. Ну и без щитков был, это да, тут Михалыч прав, конечно.

Защитные очки сразу начали запотевать, но под пристальным взглядом начсмены Андрейка только вздохнул и поплелся за инструментом. Надо было до старта привода поменять одного приводного, он совсем истрепался — пару раз падал даже, приходилось привод тормозить, а это тот еще факап, потребители телефон оборвут. «Какого, мол, хера привод встал, у нас работа!» — а у нас, можно подумать, гулянка тут...

Для замены приводных использовался «ухват» — полукруглая рогатина на длинном держателе из дюралевой трубы. С виду — точно как тот, которым в деревнях раньше чугунки из печки вынимали, только оборудованный скользящей ременной петлей-фиксатором. Фиксатор затягивался стальным тросиком, пропущенным внутри держателя. Андрейка отодвинул узкую горизонтальную заслонку на двери загона, и зомбак моментально навелся на ее лязг. Заслонка была сделана так, чтобы аккурат голова пролазила, так что будущий приводной сам подставил облезлый свой кочан под петлю ухвата. Андрейка несколько раз качнул рычагом на держателе, сделанным из автомобильного ручника, затрещал храповик, натягивая тросик, и петля плотно охватила кривую темную шею. Тут главное — не перестараться, это их с виду ничего не берет, кроме пули в башку, а на самом деле повредить приводного — как нефиг делать. Перетянешь ремень, своротишь шею, и все — ни за что он ровно идти уже не будет. И что с ним тогда делать? Только в компост… За такую порчу ресурса можно и на штрафные влететь.

Дальше все строго по инструкции — Андрейка просто спиной чуял взгляд Михалыча, тут не дай бог что-то пропустить. Занудит потом насмерть. Он так-то мужик не злой, но на работе ведет себя как заноза в заднице. Хотя и его можно понять, на нем таких новичков-практикантов из общинной гимназии человек двадцать, и все безбашенные подростки. Он и перестраховывается — детишки начудят, а отвечать кому? Вот то-то… Андрейка в приступе самокритичности даже немного пожалел начсмены — это ему, Андрейке, тут три месяца практики отработать, а Михалыч который год уже на приводе.

Защелкнув держатель «ухвата» в специальных настенных кронштейнах, Андрейка подергал его — держалось прочно, — и открыл дверь загона. Труба держателя прошла в специальную прорезь двери, а зомбак завис в середине проема, зафиксированный ухватом. Затем следующий шаг — открывается дверь входного тамбура привода и фиксируется защелкой. (На сдаче зачета Андрейка чуть на этой защелке не погорел — не дожал до щелчка, и в самый ненужный момент дверь стала закрываться. Он зомбака тянет, а дверь навстречу… Он аж взмок весь с перепугу — не хватало еще на пересдачу улететь! Но обошлось, принимал не Михалыч, а какой-то левый мужик из трудовых ресурсов, он, поди, и не заметил андрейкиного фэйла.) Дверь встала на фиксатор — теперь аккуратно освобождаем держатель ухвата… Тут самый сложный момент — зомбак дурной, но могучий. Новички, несмотря на весь инструктаж, часто пытаются его удержать за счет силы — а это все равно, что пытаться остановить привод, схватившись за вал отбора мощности. Как раз тебя, дурака, на этот вал и намотает. На самом деле надо упираться подтоком держателя в угол, и просто нажать сбоку, используя его как рычаг — зомбак, поперев со всей дури на оператора, сам опишет дугу и перейдет из двери в дверь.

Щелк — все, тамбур заперт, зомбак внутри. Нажав на кнопку рычага, Андрейка освободил храповик и аккуратно ослабил петлю, снимая ухват с головы нового приводного.

Теперь обратная процедура — забрать сносившегося. Для этого есть выходной тамбур, устроенный чуть иначе.  Пока привод остановлен на профилактику, в приводной темно и тихо. Приводные, лишённые раздражителей, переходят в экономичный режим и просто стоят себе столбом. Говорят, они так могу стоять годами — сборщики ресурса рассказывают, что до сих пор попадаются еще помещения, запечатанные с самого «Дня Зет», и там зомбаки, простоявшие все эти годы как ни в чем не бывало, запылились разве что. Впрочем, может и брешут, конечно. Они те еще любители приврать, сборщики. В наши дни найти дикий ничейный ресурс — это слишком редкая удача. Давно все освоено.

Открыв заслонку тамбура, Андрейка осветил стоящих приводных — тут надо действовать быстро, у них на переход в активный режим уходит минуты полторы в среднем, но бывают и более шустрые. Начнут суетиться, лови потом среди них нужного… Андрейке повезло — приводной под замену стоял близко, не пришлось далеко тянуться ухватом. Захват, треск храповика — и заторможенный зомбак безропотно пошел, куда тянут. На выходном тамбуре устроена вертушка, навроде секторного турникета — строго на одного, чтобы какие-нибудь шустрые не ломанулись толпой. Раз — и приводной внутри, а заслонка снова опущена, чтобы не активировать остальных светом, шумом и запахом. На глазах входящий в активный режим зомбак вытянул вперед руки и, утробно заурчав, попер на Андрейку, так что тому оставалось только направлять его, отступая. Подток ухвата вошел в угол, Андрейка приналег сбоку — и все, бывший приводной в загоне. Посмотрев на него при ярком свете, Андрейка покачал головой — действительно, сработался ресурс. Как еще до сих пор дотянул — ноги враскоряк, суставы вообще ни к черту... Давно пора было менять. Так-то вирусный некрометаболизм, — вспомнил урок ресурсоведения Андрейка, — в силу своей энергетической сверхэффективности позволял использовать ресурс очень долго, почти безгранично, но вот механика двуногого тела оставляла желать лучшего. Две-три тысячи моточасов привода — и готово, суставы начинают крошиться. Некромеханики который год обещают вторичное использование отработанного ресурса — за счет ползучего закрепления, — но пока что демонстрируют только опытные модели, на один-два горизонтальных зомбопривода. Ребят из гимназии как-то водили на экскурсию в КБ, показывали образцы, но выглядели они не очень впечатляюще. Все-таки на хватательном рефлексе далеко не уедешь, КПД не тот… Так что пока отработка идет в компостные ямы, на метан и удобрения.

Теперь осталось запустить нового зомбака — но это уже совсем просто. Проверив (Строго по инструкции! Смотри-смотри, Михалыч!) фиксатор двери загона и вернув на место ухват, Андрейка подошел к входному тамбуру и закрутил привод лебедки. Лёгкая решетчатая панель заскользила по направляющим, быстро отжимая нового приводного в сторону одностороннего шлюза. Тот был недоволен — тянулся к Андрейке руками и гудел по-своему, но против механики не попрёшь — щелкнула дверь-перекидушка, и он уже внутри.

— Добро пожаловать в привод! — сказал ему Андрейка на прощание. Не дикий, поди, зомбак был, из бывшаков. Андрейка не знал его лично, но в столовой пересекались. То ли механик, то ли слесарь из инструментального. Сердце прихватило — и оппаньки. Добро пожаловать в привод. Некровирус-то он в каждом, ждет своего часа. Попрощались наскоро, батюшка отпел — и готов новый ресурс. Душа к богу, тело к приводу. И то сказать, диких-то на привод не напасешься. Старые сборщики ресурса с придыханием и закатыванием глаз вспоминают прежние времена, когда, якобы «не мы за ними, а они за нами бегали». Ну да, раньше, известное дело, и метр длиньше был, и килограмм — тяжельше, и книжек было столько, что в них как в сору рылись, перебирали, что читать, а что нет…

Андрейка бросил взгляд на настенные часы — ага, до старта всего несколько минут, пора в операторскую. Миновав расположившегося на контрольном посту Михалыча, который проводил его недовольным взглядом, забежал по железному узкому трапу и задраил по инструкции стальную дверь. Быстро сбросил краги и очки — тут уже было можно, хотя куртку со щитками снимать не рекомендовалось, — и приступил к стартовой процедуре привода.

Пункт первый — «проверить положение главного рычага трансмиссии». Подергал — нормально, нейтраль.

«Проверить рычаг стояночного тормоза» — проверил, включено, подтянул на всякий случай на два щелчка.

Снял трубку переговорника, сообщил, как положено, на контрольный пункт: «Оператор Андрей Зимин на пост заступил, приступаю к процедуре холодного старта привода». Из динамика недовольно булькнул «Принято, подтверждаю» голос Михалыча.

«Поднять световые щитки» — рычаг один, рычаг два. Андрейка потянул к полу массивные стальные рукояти, за стеной дважды коротко лязгнуло — повернулись жалюзи световых люков, заливая летним солнечным светом рабочую камеру. Летом хорошо, обходимся естественным освещением, а вот зимой при холодном старте приходится сначала ацетиленовые лампы кочегарить, и печкой воздух греть. Генератор-то заглушен, а приводные в темноте и холоде не стартанут…

«Открыть мотивационный люк операторской кабины, одновременно регулируя стартовый момент барабана стояночным тормозом» — тут тонкий момент, требует навыка. Если отпустить тормоз слишком резко, то разгоняющийся барабан опрокинет приводных, а если передержать на тормозе, то они полезут на подъем рабочей поверхности и опять же повалят друг друга. Тогда начинай старт заново, и молись, чтобы ресурс в свалке не повредился — а то ведь запросто ногу сломает какой-нибудь приводной, а у тебя в лучшем случае огромный вычет, а то и на штрафные, камень с развалин таскать. Правда, в развалинах иногда находят книжки… Но руки там травмируют гораздо чаще. А Андрейке руки нужны здоровыми, он хочет после гимназии пойти в операторы приводных самоходов. Не зря ж он тут практику отрабатывает, это потом в трудресурсах зачтут за стаж. На самоходах привода, считай, такие же, только маленькие совсем, на пять-десять приводных. Момента хватает на пятитонный прицеп, если на нижней передаче потихоньку тянуть, а если порожняком на повышающих — то можно разогнать самоход до фантастических тридцати километров в час, когда ветер свистит в ушах и деревья мелькают. Правда, прямых дорог мало, а повернуть на такой скорости нельзя, приводные в барабане попадают. Но все равно, хоть какое-то разнообразие в жизни — дорога, новые впечатления, приключения даже какие-нибудь… Андрейка вздохнул, устраиваясь в операторском кресле — на самом деле он понимал, что самый вероятный маршрут для начинающего оператора самохода — это возить битый кирпич с развалин, разбираемых штрафниками. Десять километров плечо, полчаса туда, три часа обратно, с грузом. Плюс загрузка там, разгрузка здесь, две ходки за день. Потом колпак на привод и в общежитие, спать. Но помечтать-то можно? Что помчится его будущий самоход по неизведанной дороге в неизвестную даль, чтобы ветер в ушах и верная винтовка в руках… Как у того мужика на мотоцикле с обложки.

Коротко звякнул репетир на операторских часах — пора. Андрейка плотно взялся правой рукой за рычаг ручника, а левой дернул привод заслонки мотивационного люка. Железная, уплотнённая по краям губчатой резиной широченная ставня соскользнула по направляющим к полу, открыв барабан привода. Приводные зомбаки сквозь частые, отполированные от длительного использования до зеркального блеска прутья рабочей поверхности увидели, почуяли и почувствовали оператора и с рычанием начали поворачиваться в одну сторону. Потянулись серые трясущиеся руки, сделали первый шаг ноги… Андрейка, прикусив губу, вжал большим пальцем фиксатор рычага и потихоньку, почти не дыша, стал отпускать тормоз. Барабан дрогнул и пошел. Сначала медленно, потом быстрее замелькали в люке прутья. То чуть притормаживая, то отпуская, Андрейка дождался, пока ход приводных станет ровным, а барабан выйдет на рабочий режим, и только тогда понял, что все это время задерживал дыхание. Уф! Рычаг тормоза ушел вперед до упора, привод ровно шел на холостом ходу.

Снял трубку переговорника, доложил на контроль: «Привод в режиме, старт без происшествий, перехожу к запуску компенсатора». Трубка буркнула одобрительно. Похоже, Михалыч успокоился и зла не держит.

Итак, компенсатор — чтобы от смены момента приводные в барабане не валились с ног на рывках, параллельно барабану работал соосный массивный маховик, сглаживающий пульсации нагрузки. Где-то в инструментальном подключили к валу отбора мощности новый станок — маховик своей инерцией компенсирует этот рывок. Однако при холодном старте у приводных не хватит сил раскрутить его сразу, поэтому подключение компенсатора ложилось на оператора. Андрейка выжал педаль сцепления и перевел рычаг трансмиссии в положение «компенсатор». Плавно отпуская длинноходную педаль, стал потихоньку, с пробуксовкой фрикционного узла (в этом качестве использовалась корзина сцепления от магистрального тягача «фрейтлайнер», о чем Андрейка, впрочем, не знал) он наращивал момент на валу до тех пор, пока маховик не тронулся и не набрал обороты, уравнявшись по скорости с барабаном — для этого на маховике и барабане были нанесены краской белые сектора, которые оператор видел в специальном зеркальце. Как только их мелькание синхронизировалось, Андрейка отпустил правую педаль и нажал левую, одновременно переводя рычаг трансмиссии в режим «рабочий ход». Где-то за стеной загудел редуктор, но оператору он не виден, незачем. Только тонкая, почти неуловимая вибрация говорила о том, что момент пошел на главный вал. Где-то там вцепились в приводные колеса металлорежущие станки, электрические генераторы, вентиляторы поддува кузнечных горнов, подающие валики транспортёров, налились ярким светом окна цехов, встали на свои рабочие места люди, зашумела нормальным дневным гулом община. Это был определенный момент гордости, и Андрейке он нравился. Увы, дальше наступала сплошная скука бесконечно тянущегося операторского дежурства.

Украдкой покосившись на окошко контрольной будки, Андрейка достал из кармана книжку. Мужик крайне героического вида сидел на мотоцикле, держа красивую винтовку на сгибе руки. За спиной его была то ли степь, то ли пустыня. Внизу обложка была подрана, имени автора не сохранилось, а из названия осталось только слово «домой!». Читать на дежурстве было запрещено — иногда, хотя и очень редко, оператору приходилось вмешиваться в работу привода — сбрасывать нагрузку или даже переводить барабан в холостой ход, если компенсатор не справлялся. Чтобы поймать этот момент надо постоянно приглядывать за синхронностью маховика и барабана. Ну и нет-нет, да и возникнут проблемы с приводными — захромает или выйдет из ритма. Тоже оператору решать, останавливать ли привод аварийно, или тянуть до планового отключения.

Андрейка ценил свою рабочую репутацию и не собирался так грубо нарушать регламент. Но краем-то глаза можно глянуть? Только первую страницу, вдруг там и неинтересно вовсе?

«Округ Юма, штат Аризона. Юго-западный угол этого без затей прочерченного прямыми линиями по пустыне штата, протянувшегося от Невады до Нью-Мексико, придавленного сверху мормонской Ютой и поджимаемого снизу мексиканской границей. Жара, песок, сухой колючий кустарник, искусственно высаженные апельсиновые рощи, каменистые холмы, песок, чахлая растительность. Авиабаза морской пехоты. Полигон национальной гвардии. Граница. Нелегалы.»

Немыслимым усилием воли Андрейка оторвался от серой, попорченной временем и влагой страницы и, вздохнув, убрал книгу обратно в нагрудный карман комбинезона. «Божешь мой», — думал он, — «Вот была же когда-то у людей нормальная, яркая, полная приключений жизнь! Пусть опасная, но такая настоящая! Не то что нынешняя беспросветная серость…»

Перед ним, в двух метрах, бежала, рыча и оскалив зубы, толпа зомби. Бежала, чтобы разорвать его и сожрать, раскручивая своей мерной неутомимой рысью барабан большого привода.

Впереди было шесть часов сплошной скуки.

5 комментариев к записи Литературная пауза

  1. Дмитрий Богданов 29.06.2016 в 3:15 #

    Ну а мне, лично, понравилось. Может я и извращенец, /никогда не зарекался/ зацепило!

  2. Алексей 29.06.2016 в 8:57 #

    супер! хороший способ утилизации энергии зомбаков. единственный минус рассказа — не отражено, куда делись остальные источники энергии, синопсисом хоть. потому как использование беличьего колеса в качестве мобильного привода... напрашивается карданов подвес и генератор. простите, это во мне инженерное образование играет

  3. Михаил 01.07.2016 в 10:13 #

    Читал всю эпоху задолго до прочтения сего произведения.

    «... человек вообще, такая сволочь, ко всему привыкает постепенно...» © известный автор

  4. Макс Бо 02.07.2016 в 18:47 #

    захотел увидеть реализацию этого проекта в «ходячих мертвецах». может намекнуть им?

    хотя, похоже, это просто баловство нашего любимого автора. но как очерчен механизм и идея!

  5. archi 06.08.2016 в 20:55 #

    Отлично! Не так давно прочёл «Эпоху мёртвых.»

    Очень люблю эдакие «пародии на фентези», где какой-нибудь наш программист подводит рациональную основу род заклинания магов.

    А этот рассказ чем-то похож на техно-фентези. Казалось бы, цикл Круза вполне рационален, но Ваш рассказ рацональнее. Мне тоже было интересно: неужели они не станут использовать практически дармовую энергию? Вот только я б зомби жёстко фиксировал, ставя ногами на барабан. Так нет риска, что они споткнутся и посбивают друг друга. 🙂