Магазин имел содержательное название «ИП Е.Денница», дверь с непрозрачным стеклом и спрятанный за ней спуск в полуподвал. Я бы затруднился сказать, на чем специализируется это предприятие розничной торговли. Узкий и длинный торговый зал, облагороженный из подвального коридора, разделен продольным прилавком, оставляя покупателям неширокий проход. За ним вдоль стены ряд неглубоких полок, заставленных… чем-то. Десятки предметов, и ни один я не могу сходу опознать. Их заворожённо рассматривала троица подростков из двух юнцов – худющего крашеного и толстого волосатого, — и гендерно неопределенного существа в пирсинге.
— Ты смотри, гугля! – восхищенно пищал неожиданный для такой комплекции фальцетом жиробас, — неприлично тыча пальцем в полку. Что из стоящего на ней набора предметов являлось именно «гуглей» я даже предположить не мог.
— Гривуазная гугля! – подтвердил ломающимся баском худой, встряхнув малиновой челкой на прыщавом лбу.
— Всуе пенязная, дырь твою, — авторитетно прогнусило существо с гвоздями в носу, — забутеет азовка. А вот шипока зельная!
— Хвилая какая-то… — засомневался худой, подозрительно разглядывая неизвестную мне «шипоку».
— Сам ты хвилый! – отрезало внегендерное таким обидным тоном, что я сразу заподозрил, что оно – девочка. — Басенькая шипока!
Юнец покраснел прыщами.
Подростки проследовали мимо меня к выходу, заставив потесниться в узком проходе, и окинув безразличными взглядами. От них странно пахло – землей и гнилым деревом, как в погребе.
Продавщица бесстрастно смотрела им вслед.
— Чем могу помочь? – спросила она неохотно.
— А что такое «гугля»? – спросил я зачем-то.
— Вот же она, — женщина взяла с полки и поставила на прилавок покрытое крупными чешуйками яйцо, — восемьсот двадцать рублей.
Гугля оказалась похожа на небольшой ананас или крупную шишку, фрезерованную из латуни.
— Пенязная, — сказал я наугад.
— Дорого – не берите, — обиделась продавщица, — ходят тут…

______________

Павел Иевлев. «Мертвая женщина играет на скрипке». Роман, изд. 2021 г.

Цыцтатник