Глава 4. Особенности караванной торговли

Волантер медленно плывёт над Дорогой.

— Простите, что так вышло, — извинился капитан перед Брэном и Мири, — но мы не военный корабль. Понятия не имею, что будет, если ракета попадёт в баллон, и проверять не хочу. Возможно, это последний волантер в Мультиверсуме, и потерять его было бы обидно.

— Я понимаю, — вздохнул Брэн, — хоть на Мультиверсум посмотрел. Столько слышал о Дороге, но увидел впервые. При бесконечности пространств и ресурсов мы продолжаем грызть друг другу глотки на крошечных локальных пятачках. И душить ценами на продовольствие. Надеюсь, идея Керта сработает…

Когда высадка сорвалась, и волантер ушёл, Зелёный как временно исполняющий обязанности штурмана предложил несколько вариантов возвращения. На Дороге нет прямых путей и почти нет путей коротких. Для того чтобы возвратиться в срез, который только что покинул, иной раз требуется десяток переходов. Один из вариантов привлёк внимание Керта:

— Неподалёку очень приличный продуктовый рынок. Малопосещаемый и потому дешёвый.

А почему малопосещаемый? — спросил капитан.

— Маршрут к нему почти непроходим из-за одного мира. Там вечная зима — мороз, снег, ветер и всё такое. Обойти не получается — что-то там с топологией. Для каравана слишком много хлопот — нужна гусеничная техника, сани-волокуши, тёплая одежда, зимняя солярка. Есть предприимчивые ребята, которых это не остановило, — они держат технику в соседнем срезе, и там же переваливают грузы. Фактически у них два каравана — зимний, который пересекает этот участок, и обычный, колёсный, который идёт дальше. Содержание перевалочной базы сильно удорожает логистику, но бросовая цена на продовольствие компенсирует. Не жируют, но и не в убытке. Волантер, как я понимаю, пролетит там без проблем. Мы можем загрузиться продуктами просто по пути, ведь нам всё равно возвращать Брэна и Мири. Ситуация в нашем срезе критическая, скоро люди начнут голодать.

— В этом есть здравая идея, — признал капитан. — Глупо летать с пустым трюмом, если можно с полным. Если уж мы не смогли организовать высадку на Завод, надо хотя бы решить продовольственную проблему, чтобы было время, пока Брэн ищет новое решение.

— Я обязательно что-нибудь придумаю, — заверил тот. — Мы провели разведку, это уже немало.

— Вопрос имею, — подал голос Зелёный. — Верю, что продовольствие там дешёвое. Но ведь не бесплатное же. За него придется чем-то платить. Чем?

— Это аграрный мир. Я не знаю, в чём выразился их коллапс, но у них большие проблемы с техникой и топливом. Им нужны внедорожные автомобили, сельхозтехника, бензин, солярка.

— У нас ничего этого нет, увы, — вздохнул капитан.

— У нас есть топливо! — подскочила Василиса. — Десятки тонн!

Она торопливо вытряхнула над столом содержимое поясной сумки.

— Вась, у тебя есть помада? — удивился папа.

— Злата подарила, цыганка. Я не пользуюсь. Да плюнь ты на помаду, я вот о чём!

Девочка отделила от кучки разнообразных предметов — ножика, мультитула, набора резиновых прокладок, гаечек и винтиков россыпью, мотка синей изоленты, почти чистого носового платка и так далее — стопку белых пластиковых карточек.

— Топливные карты Терминала! — восхитился Керт. — Без сканера не скажу, сколько тут точно, но навскидку — довольно прилично.

— Это остаток моей зарплаты.

— Да ты богатая невеста! — засмеялся парень. — Если бы мое сердце не принадлежало Мири, я бы задумался.

— Не верь ему, Вась, — сказала мрачно Мирена. — У него вместо сердца кошелёк.

— А вот и неправда! — возмутился Керт. — Кошельком я здесь, но сердцем всегда с тобой!

— Хватит, детишки, — сказал капитан. — Лучше скажите, где этот самый Терминал. Если аграрный срез отделён от Дороги, то от купонов им толку мало. Им нужно топливо.

Керт и Зелёный склонились над экраном навигатора, в очередной раз пытаясь свести воедино ориентиры караванщиков и древнюю карту Ушедших.

— В принципе, крюк небольшой, — сказал бортмех через какое-то время. Можем завернуть на Терминал.

— В свете коммерческих перспектив, — добавил Керт, — будет неплохо засветиться там с волантером. Мы сами себе прекрасная реклама, но даже лучшую рекламу надо где-то показывать. Терминал — место бойкое, слухи разлетятся быстро.

— Ну что же, Терминал так Терминал, — принял решение капитан. — Прокладывайте маршрут.

***

Как и над какими срезами летели к Терминалу, Василиса не видела. Пока капитан и бортмех несли вахту в рубке, она при посильной помощи Мири, Брэна и Керта безжалостно демонтировала переборки кормовых помещений.

Пассажирский вип-лайнер, практически летающая яхта, «Доброволец» имеет огромные роскошные каюты, но совсем небольшой трюм. В нём, наверное, хранились деликатесы для пассажиров, а также свежие полотенца, комплекты роскошного белья, наборы хрустальных бокалов и бутылки с дорогим вином… Всё это Василиса воображала, откручивая крепления перегородок к шпангоутам. Волантер достался команде с консервации, то есть ничего этого на нём не было. Просто пустой, небольшой и не слишком удачно организованный трюм. Теперь в гондоле будет на пару роскошных кают меньше, зато по задней грузовой аппарели в освободившееся пространство можно загнать большой магистральный тягач с фурой. Или затащить несколько контейнеров — для этого девочка как раз монтировала кран-балку с погрузочной лебёдкой.

— Тебе не жалко? — спросила Мири, крутя в руках витой бронзовый светильник.

— Ничуть, — отмахнулась Васька. — Зачем нам столько кают? Кроме того, всё это никуда не денется. Сложим компактно, а если что — прикрутим на место. Судя по крепёжным местам, гондола универсальная, и перегородки можно переставлять как угодно. Хочешь — летающий отель, хочешь — летающий грузовик. Хотя я думаю, что грузовые волантеры всё же выглядели иначе. Нелогично делать такую небольшую гондолу, если собираешься возить груз. Если бы я делала грузовой волантер, оставила бы от гондолы только ходовую рубку с каютами экипажа, а вместо всего остального сделала открытую подъёмную платформу. Опустил её на землю, загрузил, поднял, закрепил, полетел. Куда удобнее, чем пропихивать грузы через задний трап. Но ничего, мы и так справимся…

***

Над парковкой Терминала ранним утром повис волантер. Выходящие после завтрака к своим машинам караванщики застывали в дверях, разинувши рты. Откинулся бортовой люк, плавно выехал и коснулся земли трап. По нему вприпрыжку сбежала девочка. Огляделась, кивнула своим мыслям, и быстро зашагала к главному зданию.

— Добро пожаловать в Терминал. Хотите заказать комнаты? Поесть? Заправиться? Требуется текущий ремонт транспортного средства? Услуги по капитальному ремонту вновь доступны в полном объеме. Также для гостей вип-номеров открыта возможность бесплатно воспользоваться медицинской помощью, — вещает за стойкой очередному караванщику Алина.

— Привет, Алинка! — Василиса кинулась через холл бегом и от всей души обняла кибер-хостес.

— Здравствуй, я тоже рада тебя видеть. Несмотря на то, что ты сейчас создаёшь избыточную деформирующую нагрузку на панели моего корпуса.

— Прости!

— Это была шутка, — укоризненно добавила Алина, отпрянувшей в испуге девочке. — Я прочно изготовлена, ты не способна повредить меня мышечным усилием. Можешь обнимать сколько угодно. Я этого не чувствую, но рада выражению твоих эмоций.

— Ты научилась шутить?

— Пока выходит не очень, но я тренируюсь. Гости реагируют по-разному, я набираю статистику. Возможно, однажды смогу выступать в стендапе. С номером «Робот, которая пыталась шутить».

— Это ведь тоже шутка, да? — осторожно спросила Васька.

— Да, это шутка. Название для номера надо будет доработать. Что привело тебя на Терминал? Внешние камеры фиксируют на парковке волантер. Это твой?

— Наш. У меня много планов, но в первую очередь я хотела увидеть тебя — и обналичить топливные талоны.

Девочка выложила на стойку карточки и пододвинула их к Алине.

— Ты хотела бы получить их номинал топливом? Это возможно, благодаря тебе наши цистерны полны и поставки больше не прерываются. У тебя есть ёмкости достаточного объема?

— Давай обсудим это с нашей командой, ладно?

— Ты имеешь в виду одного целого, и трёх частично функциональных представителей человечества, которых я наблюдаю на внешних камерах? Они движутся сюда.

— Да. Есть ещё папа, но он остался на волантере.

— Они сейчас войдут в дверь. Я готова к переговорам. Теперь я могу решать стратегические вопросы без Киба!

— Ого, ты не только шутишь, но и хвастаешься! — засмеялась Василиса. — Да ты совсем очеловечилась!

— Спасибо. Когда это говоришь ты, это звучит позитивно. Хотя Киб-2 с тобой бы не согласился.

Алина повернулась к вошедшим.

— Добро пожаловать в Терминал. Хотите заказать комнаты? Поесть? Заправиться? Требуется текущий ремонт транспортного средства? Услуги по капитальному ремонту вновь доступны в полном объеме. Также для гостей вип-номеров открыта возможность бесплатно воспользоваться медицинской помощью. Хотя передвижение внутри здания на транспортных средствах запрещено, — обратилась она к Брэну, — для вас мы сделаем исключение.

— Спасибо, девушка, — с интересом уставился тот на неё. — Но мы по торговому вопросу.

— Во избежание недоразумений — я не девушка и не человек. Я Алина, кибер-хостес Терминала. Обсудить вопросы торгового взаимодействия мы можем в малом конференц-зале отеля. Следуйте за мной.

Алина зашагала по коридору, команда последовала за ней. В конференц-зале круглый стол и удобные стулья, один из которых пришлось отодвинуть, чтобы Брэн смог подъехать поближе.

— Могу я предложить вам чай или кофе?

— Благодарю, не стоит, — сказал Зелёный. — Давайте лучше обсудим варианты сотрудничества. На какое количество топлива мы можем рассчитывать исходя из этих талонов?

Он постучал пальцем по стопке Василисиных карточек.

— Сумма обязательств Терминала по ним составляет семьдесят тысяч литров топлива по вашему выбору. Терминал в данный момент предоставляет два вида — бензин-ординар с октановым числом девяносто три и дизельное топливо стандартного качества, летнее.

— Семьдесят тысяч литров! Это же очень много! — удивилась Василиса.

— Терминал высоко оценил помощь, — сказала Алина. — Для нас это количество топлива не является значительным. Вы хотите получить весь объём разом? Вы располагается собственными ёмкостями или хотите приобрести их?

— А у вас можно купить? — оживился Керт. — Какие? Почём? Что насчёт доставки?

— Терминал не предоставляет услуг доставки. Однако может предоставить в аренду или выкуп стандартные автомобильные цистерны. Стоимость может быть учтена в топливе. Также Терминал готов принять и другие виды взаимозачета.

— Это какие? — быстро спросил Керт.

— Терминал с некоторых пор пересмотрел свою роль в межсрезовой торговле. Он заинтересован не только в предоставлении услуг топливо-заправочного комплекса, но и в создании собственных торгово-логистических предприятий. Мы готовы рассматривать разные виды партнерства и участвовать в них, в том числе и предоставляя материальные ресурсы Терминала. Мы можем обсудить подробности и условия для достижения взаимовыгодного соглашения.

— Я вам не нужна для этого? — спросила Василиса. — Хочу прогуляться.

— Конечно, Вась, иди, — сказал Зелёный.

— Я с ней! — вскочила Мири. — От торговых соглашений меня клонит в сон.

— Иди, внучка, — махнул рукой Брэн. — Мы тут сами.

***

Девочки вышли в вестибюль.

— Спасибо, Вась, — сказала Мири. — Мне самой было как-то неловко. Попасть в другой мир и всё просидеть в переговорной? Нет уж! Я хочу оглядеться!

— Я устрою тебе экскурсию. Я тут всё знаю. Хочешь есть? У меня, кажется, не весь абонемент в ресторане проеден.

— Блин, хочу, конечно! Я не то чтобы голодная, но никогда не отказываюсь пожрать.

На входе в ресторан их приветствовал робот-метрдотель:

— Добрый день, уважаемые гости. По распоряжению администрации Терминала вам открыт неограниченный партнёрский кредит.

— Ого, кажется, Керт уже до чего-то доторговался, — засмеялась Мири. Прикинь, Вась, никогда не была в ресторане. Как тут добывают еду?

— Прошу вас за столик, — поклонился робот, — официант подаст вам меню.

— Что такое «меню»? — спросила Мири, когда они сели.

— Список того, чем тут кормят. Делаешь заказ — то есть, говоришь, чего тебе хочется, — это готовят, а потом официант приносит.

— Блин, как-то долго, нет?

— В ресторан ходят, когда никуда не торопятся. Это, ты удивишься, такой способ досуга.

— Действительно, удивлюсь. Что за досуг такой — сидеть и ждать, пока тебе пожрать принесут?

— Я тоже не большой любитель ресторанов, — призналась Василиса. — Но многим нравится. Вот, наше меню. Смотри — тут первые блюда, тут вторые…

Пока сидели и ждали еду, Мири с интересом рассматривала в окно Терминал. Заправочные порталы с колонками, огромную парковку, прибывающие и отбывающие караваны, ряды складов и гаражных боксов — часть из них открыты, в них маячат угловатые силуэты ремонтных ботов.

— Странно, что тут нет рынка, — сказала Мири. — Такое место бойкое.

— Думаю, теперь будет. Раньше Терминал работал в ограниченном режиме, но сейчас появились возможности расшириться, и Алинка их не упустит.

— Да, она ушлая тётка, хоть и пластмассовая.

Со стороны бара внезапно послышались унылые причитания. Голос показался Василисе знакомым.

— Что ж вы за люди такие? Хотя, какие вы, нафиг, люди… Что ж вы за роботы, а? Вам что, жалко? Налейте бедной Доночке хоть пивка! Лучше, конечно, водочки, но хоть пивка-то налейте? Я третий день сухая, как лист, я же так с ума сойду!

— Вы не входите в список гостей Терминала и не имеете расчётного счёта. Готовы оплатить заказ на месте?

— Да чем я тебе оплачу, дурак железный? У Доночки нету денежек! Совсем-совсем нету! Все бросили бедную Доночку, все забыли, никто её не любит, пива ей не наливает! Налей пива, жопа железная!

— Вы не входите в список гостей Терминала и не имеете расчётного счёта. Готовы оплатить заказ на месте?

— Эх, а у тебя ведь и жопы-то нет… Ты просто говорящий кран, да? Прикручен, вон, к стойке болтами…

— Я робобармен. Наливаю напитки с идеальной точностью и могу рассказать анекдот из списка.

— Так налей с идеальной точностью!

— Вы не входите в список гостей Терминала и не имеете расчётного счёта. Готовы оплатить заказ на месте?

— И это, по-твоему, смешно? Надеюсь, хотя бы анекдот бесплатно?

— Анекдот! — объявил бармен. — Заходят в бар контрабандист, рейдер и глойти. Контрабандист заказывает стакан водки, рейдер заказывает стакан водки, глойти заказывает стакан водки. Контрабандист видит, что в стакане муха, устраивает скандал, ему приносят новый стакан. Рейдер видит, что в стакане муха, молча выкидывает её, выпивает водку.

Официант замолчал.

— Тебя что, заклинило? А глойти?

— А глойти хватает муху, трясет её над стаканом и кричит: «Выплюнь, выплюнь немедленно!»

— Совсем несмешной анекдот… И вообще, ты, по-моему, издеваешься над бедной Доночкой. Которая трезвая уже третий день!

Василиса повернулась к бару и увидела растрёпанную девушку в круглых очках с разными стёклами — лиловым и малиновым.

— Донка? — удивилась она, — ты что тут делаешь?

— А ты ещё кто? — уныло спросила девушка. — Я тебя знаю?

— Ты вела караван со шмурзиками, а мы с братом ехали пассажирами.

— Я постоянно с этими шмурзиками, чтоб им облысеть, — пожаловалась Донка, — как будто Доночка не может отвести караван никуда, кроме как в Эрзал. А у меня там аллергия! На пыльцу! Приходится надираться, чтобы не чихать! А они выпить не давали!

— Кто?

— Ну, мужик какой-то с рыжей бабой. Неважно. Я их не запоминаю, у меня мозг не для этого. И тебя не помню. Я, наверное, упоротая была, да?

— Скорее, пьяная, — сказала Василиса. — Но я не очень разбираюсь.

— Хрен редьки не слаще. А теперь я трезвая! Уже три дня! А этот железный болван мне не наливает! И все меня бросили!

— Кто тебя бросил? — спросила девочка.

— Если б я помнила… Караван какой-то. Я их досюда довела. Помню, вечер был, какой-то праздник, объявили, что бар бесплатный… И всё, больше ничего не помню. Проснулась в каком-то гараже, выползла, похмелье страшное, и никого нет. Уехал мой караван, а я даже не помню, какой и куда. Третий день тут слоняюсь. Сплю в холле. Здесь тётка есть такая пластиковая, знаешь?

— Знаю, это Алина.

— Она меня не гонит и поесть даёт. Но выпить — ни капли! Бедная Доночка и просила, и плакала, и ругалась — я знаешь, как могу ругаться? — Ух! Но ей плевать, что я третий день смертельно сухая. Я уже не помню, когда я так долго была трезвой! Впрочем, — горестно сказала девушка, — я вообще мало чего помню. Хотела с караваном уйти — никто не берет. У всех уже есть глойти. А ты, говорят, Донка, пьянь подзаборная. Не хотим с тобой связываться. Разве не сволочи?

— Да, как-то негуманно, — согласилась Василиса.

— Детишки! — воодушевилась вдруг Донка. — А купите бедной Доночке выпить? Что вам стоит?

— Мне не кажется, что это хорошая идея, — покачала головой Васька.

— Ну, купите! Ну, пожалуйста! Пожалуйста-пожалуйста!

— Напоминаю, — сказал бармен, — бар не отпускает спиртные напитки детям!

— Вот вы гады… — снова впала в уныние глойти, — все вы заодно. Бедная я бедная, никому не нужная Доночка! Так и сгину в этой дыре, умру от трезвости!

Мири придвинулась к Василисе и шепнула ей на ухо:

— Нам не помешала бы глойти. Мне и Керту. Нанимать их у цыган чертовски дорого.

— Даже такая никчёма? — удивилась Васька.

— Для начала любая сойдет.

— В любом случае, бросить её тут было бы неправильно, — вздохнула девочка. — Я и сама была в её положении. Осталась тут одна с больным братом, если бы не Алина, не знаю, что бы делала. Эй, Донка!

— Что, детишки? Придумали, как раздобыть выпивки?

— Придумали, как забрать тебя отсюда, — решительно сказала Мири. — Ты готова выслушать, или будешь продолжать говниться на бармена?

— Отчего-то мне кажется, что это будет не лучшее предложение в моей карьере, — серьезно сказала Донка. — Но к чёрту, остозвездило тут торчать. Излагай, однорукая!

***

На площади вокруг дирижабля суетятся ремонтные боты, облепив нижнюю часть гондолы, как муравьи дохлого жука. Они тащат металлические фермы, листы профиля, тросы и штанги.

— Мы тут немного распорядились твоим приданым, — сказал Василисе Зелёный, наблюдающий за процессом. — Топливо будет на внешней подвеске. Не хочется загонять бензовоз в гондолу, провоняет всё. Опять же если перестрелка — пусть лучше солярка будет снаружи. Так что в гондоле остался пустой трюм. Нам бы ещё пару тракторов — и был бы полный комплект для обмена.

— Я знаю, где их взять, — сказала Василиса. — Но прежде всего, хочу тебе представить — это Донка. Она глойти, и она полетит с нами. Если, конечно, никто не против. Мири и Керт договорились с ней о сотрудничестве.

— Внезапно, — признал Зелёный. — Ну, так-то места на борту пока хватает. Если кэп не возражает — почему нет.

— Эй, мужчина, — сказала Донка задушевным тоном, — вы такой представительный!

— Это вы к чему, барышня?

— Такой представительный мужчина наверняка угостит даму водочкой!

— Да, Дядь Зелёный, — вздохнула Васька, — забыла предупредить. Надо весь алкоголь на борту убрать под замок. И замок найти покрепче.

— Эй! — вяло запротестовала Донка. — Так нечестно!

— Мы договорились! — твёрдо сказала Мири. — Никакого алкоголя, пока ты на борту.

— Вы злые, злые… Ладно. Я потерплю. Я не алкоголичка какая-нибудь! Я в любой момент могу бросить! Просто не хочу…

— Да уж, — покачал головой Зелёный, — умеешь ты, Вась, проблем на нашу голову найти. Ну да ладно, что там про трактор было?

Ремонтные боты закатывают прицеп-цистерну на подвешенную под гондолой платформу. Оранжевая бочка портит изящный силуэт волантера и вообще выглядит очень чужеродно.

— Ничего, — успокоил Василису Зеленый. — Платформа разборная. Довезём бочку, отсоединим фермы, затащим их в трюм до следующей оказии.

— Папа, Брэн, это Донка. Она глойти. Керт с Мири взяли её в компанию. Она странная, и от неё надо прятать алкоголь, но мы же не можем её тут бросить.

— Вась… — сказал папа безнадёжным голосом и только рукой махнул.

— А ещё у меня есть идея, где взять технику на обмен. Я рассказывала тебе про рейдеров Бадмана? У них просто прорва всякой колёсной дребедени. Некоторая даже ездит. А ещё Бадман звал нас в гости с волантером, хотел наладить торговлю.

— Рейдеры? — с сомнением сказал капитан. — С ними вообще можно иметь дело?

— С Бадманом можно, — сказала Донка. — Бадман вменько. Ну, для рейдера, конечно. И давно ищет рынки сбыта.

— Получится ещё один крюк. Этак мы никогда до маяков не доберёмся…

— Так тут же недалече, — ответила Донка. — Я вас доведу за полдня. Только налейте бедной Доночке вкусной водочки — и оглянуться не успеете!

— Донка! — сказала строго Мири.

— Ты не понимаешь, однорукая. Я глойти. У меня вместо башки жопа. И в этой жопе, кактусом промеж булок, торчит фрактал Дороги. Я могу это терпеть, я такой родилась. Но я не могу с этим работать. Трезвой не могу. Трезвый человек не станет трогать кактус, торчащий у него в жопе.

— Она права, Мири, — подтвердил Керт. — Все глойти малахольные. Нужно ей выпить — дайте, чёрт с ней.

Капитан молча вышел из кают-компании и вернулся с бутылкой. Так же молча налил стакан и подвинул глойти.

— Закусить? — спросил он.

— Спасибо тебе, добрый человек! — ухватилась за стакан Донка. — Счастья тебе, неба и мира! Пусть Мультиверсум будет добр к тебе, как ты добр ко мне! А закуски не надо. Закуска градус крадёт.

Девушка, ничуть не смущаясь направленных на неё взглядов, одним махом опростала емкость. Зажмурилась, даже перестала дышать, прислушиваясь к себе. Потом выдохнула и сказала с чувством:

— Вот теперь я жива! Куда там вам надо было? К Бадману? Подержите мой стакан!

***

Волантер плывёт над пустыней в закатных лучах. Тень имеет непривычные очертания из-за висящей под гондолой цистерны, но на ходовых качествах это практически не сказалось.

— Надеюсь, они не начнут по нам палить, — нервно сказал капитан. — Не устроят себе солярочный дождь.

Внизу суетятся рейдеры — мчатся в клубах пыли машины, бегают люди, кто-то машет руками, кто-то — оружием. Волантер медленно и величественно снижается — на всякий случай не над лагерем, а чуть в стороне.

— Есть касание! — сказала Василиса, следящая через нижнюю камеру за подвешенной платформой.

— Стоп машина! Опустить трап!

От лагеря к месту приземления мчится небольшой кортеж — красивая ретромашина и пара мотоциклов с колясками, над которыми на длинных шестах подняты белые флаги.

— Надо полагать, встречающая делегация, — сказал Зелёный. — Хотя оружия при них многовато.

— Это ж рейдеры, — пьяно засмеялась Донка. Пока летели, проходя срез за срезом, она выпросила себе второй стакан и теперь пребывает в гармонии с собой и Мультиверсумом. — Они даже в сортир без дробовика не ходят.

Кортеж лихо затормозил у трапа, подняв тучу пыли. Из роскошного авто неторопливо вылез Бадман. Мотоциклы встали просто так. Видимо для солидности.

— Приветствуем волантер! — торжественно заорал главный рейдер, как только трап опустился. — Не бойтесь, мы хорошие ребята! Дикие, но симпатичные!

Мотоциклисты заржали сквозь тряпки на лицах.

— Приветствуем знаменитого Бадмана, — сказал капитан, спускаясь ему навстречу.

— Ха! Да мы знакомы! Вы же те самые контры, которые вернули мне Худую Дарлинг!1 Хорошо, что я вас тогда не убил. И рад, что смешные ребятишки добрались благополучно, — рейдер без смущения ткнул грязным пальцем в стоящую на трапе Василису.

1 Эта история рассказана в книге «Небо над дорогой».

— Васька! Васька! — замахал руками один из мотоциклистов, сдергивая с лица тряпку и поднимая очки. — Помнишь меня?

— Привет, Худая, — обрадовалась девочка.

Она сбежала вниз по трапу и обнялась с пыльной рейдершей.

— Я теперь Худая Ловкая! — похвасталась та. — Ты принесла мне удачу! Вы надолго?

— Не знаю, это как переговоры пройдут. У моих есть предложение для Бадмана.

— Это здорово, — кивнула Худая Ловкая, — а то дела в последнее время не очень. Караванов почти нет — ни поторговать, ни ограбить. Так что Бадман счастлив. Не рассчитывайте быстро свалить, он устроит из вас шоу. Нам тут чертовски не хватает хороших новостей.

Худая Ловкая была права — вариант «быстренько договориться и свалить» даже не рассматривался. Команду со всем возможным почтением доставили в лагерь, Бадман залез на капот своего монстр-трака с микрофоном и заорал:

— Я знаю, что некоторые из вас, придурков, бубнят, что, мол, жизнь стала говно. Что караванная торговля подыхает, что контры обходят нас стороной, что нам скоро будет нечего жрать и нечем заправлять наши тачки. Да-да! Если Бадман не напинал вам ваши татуированные жопы за такие разговоры, это не значит, что Бадман их не слышит! Бадман слышит всё! И вот что я вам скажу, братья по колесу — Бадман всё порешает! Даже если для этого придётся кой-кого порешить! Все вы видите вон тот волантер, да? Если кто-то лежит угашеный и не видит — пните его, чтобы проснулся и посмотрел! Так вот, этот волантер тут потому, что Бадман об этом договорился! И тем говнюкам, которые шепчутся по углам, что «Бадман, мол, уже не тот» — да-да, я знаю про вас, засранцы! — этим трусливым слабакам я предлагаю задуматься! Кто ещё, кроме Бадмана, имеет такие связи, что единственный в Мультиверсуме волантер первым делом летит к нему? Кто там ныл, что нам скоро будет нечем заправляться? А ну, разули глаза и посмотрели на цистерну горючки у него на подвесе! Что вы на это скажете, ссыкуны и маловеры? И это только начало! Начинаются новые времена! Сытые времена! Весёлые времена! Но об этом мы поговорим потом, а сейчас — у нас праздник в честь наших друзей! Всем пить и веселиться, ведь для этого мы и живём на свете!

Рейдеры ответили ему недружными, но громкими воплями. По лагерю разгорались костры, включалась музыка, открывались бутылки и начиналось веселье.

 В командирском шатре Бадмана меж тем относительно тихо. На столе еда и напитки, но все трезвые, и разговор идет серьёзный. Мири периодически шлёпает по руке тянущуюся к стаканам Донку. Бадман смотрит на это с удивлением, но никак на комментирует.

— Я понял, что эта горючка не нам, — говорит он, — но мне надо как-то развеселить людей. И вам не надо опасаться попыток экспроприации. Я не дурак. Одна бочка топлива не решит наших проблем, а вот регулярная торговля — ещё как решит. Вам нужно два дизельных трактора? У меня есть подходящие тягачи. Как раз небольшие, влезут вам в трюм. Прикрутить к ним плуги — дело нехитрое. Я их готов вам подарить, потому что нам они нафиг не впёрлись. Для рейда слишком медленные, а сажать тут нечего, некому и негде. Но! Мне нужно что-то, что изменит ситуацию. Мне нужны поставки. Мне нужен выход на рынки Мультиверсума. Мне нужны контракты на охрану и сопровождение. Мне нужно хоть что-то, чтобы занять моих головорезов, иначе они начнут задумываться, а им нечем. Они же как злые дети — сначала всё разнесут к чертям, а потом сядут на руинах и вымрут от пьянства. О них некому позаботиться, кроме меня, но это не помешает им вздернуть меня на стреле крана, если я не удержу ситуацию.

— Я предлагаю вам большой бизнес, — сказал Керт.

— Этот пацан у вас кто? — спросил Бадман, обращаясь к капитану. — Не обижайтесь, но у нас за всех говорит главный, то есть я.

— Выслушайте Керта, — ответил Иван. — Торговля — его зона ответственности.

— Как скажете, — Бадман пожал могучими татуированными плечами под кожаной жилеткой. — Говори, парень.

— Вам нужно топливо. Я дам вам топливо. Столько, сколько сможете увезти. И это не разовая поставка, а постоянный канал. Вам нужен рынок сбыта техники? Тут вы ошибаетесь, не нужен. Вам нужна сама техника. Если мы договоримся — вам понадобится каждая машина, которую вы сможете удержать на ходу! Вам нужны контракты на охрану и сопровождение караванов? У меня есть идея получше!

— Излагай, парень, — кивнул Бадман. — Поёшь ты сладко, но что с ценой?

— Зачем вам торговать с караванами, охранять караваны, грабить караваны? Зачем размениваться на мелочи? Вам нужен свой караван!


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: