Проекты

Школа маленьких редакторов. Эйчарки — зло!

Тут, после очередной части «Школы маленьких редакторов», некоторые френды обиделись за HR-менеджеров (менеджеров по персоналу, или «эйчарок»). Это теперь так кадровиков называют, ага. Я написал, что наличие HR в конторе — верный признак того, что делать там нечего. Поскольку, если контора кормит эйчарку, то ему есть чем заниматься, а если ему есть чем заниматься — значит в конторе большая ротация кадров. А когда в конторе ротация кадров, то это означает, что она работает по принципу «выеби и выбрось», что не есть наш путь. Однако не все со мной согласны, некоторые думают, что без HR жизнь стала бы хуже…

Впрочем, надо учитывать, что я не есть тот Совершенномудрый, который знает Истину. Я пишу эти заметки, основываясь исключительно на своем пятнадцатилетнем опыте работы в журналистике — от районных мелкотиражек, до толстого московского глянца. Так вот, где-то с месяц назад я был официально принят на работу в издательский дом «За Рулем» — крупнейший издательский дом страны. На должность главного редактора одного из изданий. И вы думаете, меня принимал на работу HR? Ничего подобного. Со мной разговаривали лично директора ИД. Я не знаю, есть ли в ИД «ЗР» эйчарки, но я их не видел, это точно. А у них, поди, не одна сотня народу трудицца. Потом я набирал свой штат — и опять же, никакого кадровика мне для этого не понадобилось, а издателя это просто не касается — я набираю людей, согласовываю с издателем их зарплаты, и они подчиняются мне, а я за них отвечаю. Соцпакетом и прочими выплатами рулит бухгалтер. Значит можно без HR обойтись?

В общем, наверное, есть области бизнеса, где такая должность действительно нужна. Ну, не знаю, «Макдональдс» какой-нибудь… Но я-то говорил про издательство. Давайте прикинем штат типичного издания полного цикла: главред, ответсек, секретарь, верстало, билд-редактор, бухгалтер, три-четыре журналиста в штате, три-четыре человека рекламистов, один-два человека служба распространения. Итого максимум 16 человек. И это, скажу я вам, скорее редкость — как правило, человек семь, остальные совмещают. Куда здесь эйчарку воткнуть? Да и зачем?

А вот вам жизненная ситуация — моя жена работает в очень крупной фирме, занимающейся продажей электроники. Давно работает, надо сказать. И вот, в какой-то момент, руководство фирмы решило, что им без HR как-то несолидно, и завело такую службу. Первое, что придумали эти люди — ввели систему штрафов. За все — от ошибочного заказа, до курения в неположенном месте, нарушения дресс-кода (дресс-код тоже придумали они) и нецензурной брани. Сказал «хуй!» — пять баксов. Сказал «уйди в жопу, еблан, не мешай работать» — уже десять. Затем они создали фискальную систему — от видеокамер на рабочих местах, до оплачиваемого стукачества. Потом начали проводить принудительное тестирование. Представьте себе, люди по десять лет отработали в компании, на них все держится, а им тут выкатывают идиотские тесты и говорят: «Если результат нас (их!) не устроит, мы вас уволим». В результате, компетенцию системного программиста с десятилетним опытом стали оценивать блондинки с ускоренных курсов HR-менеджера. В общем, перечислять все их гениальные идеи, думаю, смысла нет. Результат не замедлил воспоследовать — большинство уважающих себя спецов немедленно сказали: «Да пошли вы в хуй с такими приколами!» и ушли к конкурентам. Вместо них стали по принципу «Выеби и Выбрось» нанимать малолетний офисный планктон. Фирма в долгах и глубокой жопе.

HR-служба — раковая опухоль на теле бизнеса. Едва появившись, эти люди начинают думать, чем себя занять, чтобы оправдать в глазах начальства свои немалые оклады. То есть начинают мешать людям работать, выдумывая всякие идиотизмы, вроде корпоративной этики, по которой персонал должен сдать зачет! То есть каждый обязан выучит наизусть два листа маразмов, который эйчарка высосала из пальца, мучаясь запором на толчке. Не сдал — штраф и переэкзаменовка. И бесконечные психологические тесты, взятые из книжки «психология для блондинок» — или как там еще называются эти брошюрки в мягких обложках, которые продаются на лотках между кулинарными рецептами и детективами Марининой? Ну, те, откуда перепечатывают свои тесты женские журналы? В общем, легко себе представить... При этом, раздувшаяся от самомнения офисная блондинка — HR-менеджер, — становится властителем судеб персонала фирмы! Она ж теперь любого может под увольнение подвести, на основании того, что он не так прошел тест из журнала «кулгерл»!

Следующий неизбежный шаг — фискализация коллектива. Надо же ей знать, кто ее в курилке «пиздой с ушами» называет? И начинается в фирме увлекательная игра: «Угадай дятла!». Ну-ка, кто у нас стучит эйчарке? Ты? Или ты? А может та блондинка-манагер? Ведь не зря эйчарка эту беспросветную бестолочь выдвинула начальником отдела? Теперь она сидит, щеки надув, и пытается командовать процессами, в которых нихрена не соображает. Работа отдела практически парализована, зато тест «какая ты блондинка» она наверняка прошла не больше чем с третьей попытки.

О! Эта непередаваема атмосфера коллективов, где поощряется стукачество! Народ обсуждает рабочие вопросы только с глазу на глаз, выйдя из офиса и отойдя за угол. В курилке общаются многосложными намеками, подмигивая левым глазом, а правым косясь в тот угол, где предположительно стоит камера. В аське ни слова лишнего — все логи пишутся на сервер! Никакой личной переписки — все попадет на стол к HR! Невольно вспоминается 37-й год…

Более того, отныне ваша карьера — в руках этой дуры. Она становится единственным передающим звеном между коллективом и начальством, и именно она решает, кто достоин продвижения, а кто — увольнения. Хотите стать начальником отдела? Подавайтесь в ее личные стукачи. Хотите повышения зарплаты и квартальную премию -сходите, лизните ей жопу, заполните пару тестов, подарите бутылку шампанского… Рабочий процесс похерен — часть сотрудников вязнет в интригах, часть забивает на все, а все уважающие себя люди — а это, как правило, лучшие специалисты, — просто увольняются, уходя к конкурентам. Результат предсказуем.

Все вышеизложенное — мое субъективное. Исключительно из опыта наблюдения за многими рабочими коллективами. Я не претендую на Абсолютную Истину, но опыту своему доверяю. А по моему опыту, когда в фирме появляется HR — из нее пора увольняться. Золотые денечки продуктивной работы в свое удовольствие закончились.

Школа маленьких редакторов. Часть четвертая, которая должна быть первой: «Принцип ВиВ»

Как обещал, возвращаюсь к вопросу построения отношений с издателем. Поскольку вопрос этот наиважнейший, то этой части надо было бы быть первой, но тут уж что выросло, то выросло…

Я хочу прежде всего предостеречь коллег  от контор, которые на иезуитском языке манагеров по персоналу называются «фирмами с высокой ротацией кадров», а по-русски — конторами «Выеби и Выбрось» (далее — ВиВ). Первое, что вас должно насторожить, дорогие коллеги, это наличие HR-менеджера. Если найм на работу с вами обсуждает не издатель лично, а этот персонаж, то разворачивайтесь и молча уходите. Наличие в издательстве такого дармоеда означает, что контора работает именно по принципу ВиВ — в нормальном издательстве кадровик любого рода просто не нужен. HR-менеджер — это гондон на том органе, которым вас будут иметь человек, который нанимается для грязных дел, и его наличие — однозначный приговор конторе.
Кстати, это не только издательства касается.

Второй факт, который служит признаком конторы «ВиВ» — если проект на стартапе, вышел один-два номера (а то и вовсе ни одного), а вы уже не первый главред. Я с таким сталкивался не раз — когда в журнале меняется состав редакции с каждым номером. Очередная команда, выпустив номер, вылетает как «не справившаяся» — естественно, не получив обещанных денег, — и нанимается следующая, с тем же расчетом. Издатель постоянно имеет свежих, еще не выебанных полных энтузиазма сотрудников, которые рвут жопу пытаются доказать свою профпригодность, да еще и не платит им нифига — благодать! А брань на вороту не виснет. Так что заметная невооруженным глазом «ротация кадров» — однозначный повод отказаться от участия в проекте — вы непременно разделите судьбу предшественников. Читать далее →

Рабочее

Вчера катал новый Mitsubishi Lancer. Поскольку с дилером у меня хорошие рабочие отношения, то катал на гоночной трассе в Белом Колодце, и получил возможность помучить машинку как следует. Большой и подробный тест-драйв будет сегодня написан, и на днях опубликован. Кому интересно — обращайтесь, кину ссылочку. Выкладывать его здесь не буду. Ежели я тут все рабочие статьи начну выкладывать — это ж убиться можно, да и издатель обидицца, что я до официальной публикации свечу материалы. Так что здесь — только фотографии. Благо свет был — как по заказу.

DSC_0992.jpg

В общем, кому интересно,

Вах, какие глазки:

DSC_0023.jpg

Ну, поехали!

DSC_0057.jpg

По сухому виражи пишет отлично:

DSC_0082.jpg

В пределе, да на мокром — снос передней оси:

DSC_0096.jpg

Разгончик… оставляет желать, да:

DSC_1072.jpg

Фотки, где в кадре я — Федор Гайдуков. Остальные — мои.

Кажется, я опубликую тест-драйв новинки первым в России 🙂 В интернете пока пусто 🙂

UPD:
Тест-драйв опубликован: http://carseller.ru/articles/22-06-2007.1196.html

Школа маленьких редакторов. Часть третья, продолжение: «Партия — наш рулевой!»

Что именно и зачем издавать — это решение, которое принимает издатель. Это его коммерческий риск, его деньги, его бизнес. Чтобы добиться своей цели, он нанимает главного редактора, а тот, прикинув целевую аудиторию, формат, рекламную базу, возможные тиражи, стоимость печати и финансовые резервы издателя, решает, как именно надо этой цели добиваться, и достижима ли она в принципе.

Как правило, главред — наемный сотрудник, получающий зарплату. (Из этого правила есть исключения, но они редки и нетипичны, поэтому мы рассматривать их не будем). Однако главред на стартапе, когда он приходит на пустое место и начинает поднимать целину, берет на себя несколько больше, чем простой менеджер. Фактически, он ручается своим профессионализмом, что издание будет сделано именно таким, как ему заказали, будет иметь содержание, адекватное целевой группе и заданному формату, и что оно достигнет окупаемости в те сроки, которые он наметил. Это уже отношения не нанимателя и работника, а скорее контрактных партнеров. Издатель ставит на кон свои деньги, главред — свою репутацию профессионала. Если игра честная, и обе стороны выполняют свои обязательства, не пытаясь смухлевать, то все будет хорошо — читатель получит свой журнал, издатель — свои деньги, а главред — уважение коллег, читателей и издателя.

О том, какие подводные камни могут подстерегать главреда в момент построения первоначальных договоренностей с издателем, я непременно расскажу — но в следующий раз. А сейчас позвольте закончить мысль, которую я начал развивать в предыдущей части — о том, кто держит штурвал.

Отношения между издателем и главредом в области управления изданием легко понять по морской аналогии — это отношения между судовладельцем и шкипером. Первый определяет, куда плывет корабль, в какие порты он заходит, грузит ли он апельсины бочками или махорку ящиками, сколько команды несет на борту и какими сухарями ее кормят. Однако, стоит кораблю выйти в море, к штурвалу становится шкипер — прокладывает курс, определяет количество парусов и оптимальную скорость, и вообще отвечает за то, что корабль в намеченный порт придет. Судовладелец может уволить капитана в следующем порту — но хвататься за штурвал во время пути он отнюдь не должен. Это золотое правило, и оно должно соблюдаться, иначе корабль сядет на мель или перевернется нафиг.

Дык вот, коллеги, у каждого издателя, даже если он вполне вменяемый человек, нет-нет да и возникает соблазн порулить самому. Это ж вам — рутина, а ему — интересно. По-человечески его можно понять: вот представьте, что вы, отвалив кучу денег, купили лимузин и наняли к нему шофера, чтобы он вас возил. Понятно, что водить лимузин самому — не комильфо, но попробовать-то хочется! Я б точно не удержался… Однако оставим скользкий путь аналогий, и вернемся к нашим журналам. Будьте готовы к тому, что однажды ваш издатель придет и скажет: «А вот есть отличная тема на первую полосу…». Это первая стадия штурваломании — легкая и почти не опасная. В конце концов, почему бы у издателя и не быть действительно хорошей идее? Хуже, если идея дурацкая, а ему очень хочется. Тут главное — не довести дело до логического тупика, когда обе стороны пойдут на принцип. Судовладелец: «Мы обойдем риф справа», шкипер — «Ты, мудак, там течение! Обойдем слева!», судовладелец: «Я тут главный!»… Ну, а пока они спорят корабль идет прямо на рифы. Это не есть правильно.

Как разрулить такую ситуацию? Это зависит от личностей главреда и издателя, от их отношений и способности к диалогу, так что общей рекомендации не существует. Лично я в таких случаях говорю нечто вроде: «Не мешайте мне делать то, за что вы мне платите деньги». Главное — не сдаваться. Если вы махнете рукой, и поставите неформатный материал по требованию издателя — это будет ваш первый шаг к пропасти. Вскоре издание превратится в свалку «гениальных» идей издателя, его друзей, родственников, секретарши и уборщицы. А вы будете метаться, пытаясь спасти остатки — и это будет полная жопа.

По старинному морскому закону, капитан в море обладал абсолютной властью, и мог вздернуть на нок-рею даже и судовладельца — если тот слишком много себе позволял. Увы, мы не имеем такой возможности, поэтому держите в запасе хотя бы персональную шлюпку. Если в борьбе за штурвал победит судовладелец, пусть тонет без вас!

Школа маленьких редакторов. Часть третья: «Как тоскуют руки по штурвалу…»

Печальная особенность журналистики — в отличие от, например, ремонта автомобилей или программирования — что она кажется простым и самоочевидным делом. Вот никто же не полезет с дури ума разбирать коробку передач, если не умеет этого делать, ведь так? И никто не заявит на голубом глазу: «Да я сам сейчас напишу эту программу не хуже!». Однако журналистам приходится сталкиваться с этим сплошь и рядом — а чего, грамота-то, поди, в стране поголовная, а раз буквы знаем, значит и писать умеем!

Но если работа журналиста представляется дилетанту несложной, то работа редактора кажется уже полной синекурой — принимай статьи у журналистов, да вставляй в журнал! Делов-то! И потому, через некоторое время, у издателя появляется большой соблазн схватится шаловливыми ручонками за штурвал издания, отпихнув локтем главреда. Ведь это ж его игрушка, он в этот журнал бабла ввалил — страсть! Ну как же не поиграться?

Эта ситуация может иметь два аспекта. Первый — это когда издатель изначально затеял проект для самопиара, и чтобы почувствовать себя причастным к Большой Журналистике. То есть процесс для него приятнее результата. (Впрочем, никакого результата и не будет). Здесь много зависит от количества бабла и величины амбиций, но такой журнал всегда легко узнается — он вызывающе непрофессионален, как бы ни был дорог и роскошен. Такой издатель часто любит именоваться Главным Редактором сам, а вас наймет на должность навроде ответсека, и свалит на вас все, в чем не может проявиться его Очень Творческая Личность. На первом этапе такие проекты даже забавны — издатель сыплет бабло без счета, на первой обложке выходят его портреты в разных позах, а на последней — реклама его фирмы. Он имеет возможность хвастаться журналом своим братанам в бане коллегам по бизнесу на деловых встречах, и тем счастлив. Вам он будет сверлит голову глубоко, но нечасто — как только его осенит очередная Гениальная Мысль по поводу содержания, или одолеет словесный понос приступ графомании. Конечно, вы будете чувствовать себя идиотом — сказать своему кормильцу-издателю, что он, сияя как яйца медного всадника, принес вам с царственным видом галимую хуету — как-то неудобно, а ставить эту поебень в журнал — стыдно. Приходится как-то мягко корректировать, практически полностью переписывая текст, и убеждая издателя, что так все и было — они ж обидчивые, такие издатели, как дети малые, и заведомо считают себя много умнее какого-то жалкого журналиста. В общем, с самого начала в таком проекте ваше место будет у параши, а отвечать вы будете за все головой. Но это еще цветочки.

Ягодки начнутся, когда эйфория от собственной крутости у издателя поослабнет, и начнется новый этап, под лозунгом: «Подсчитали — прослезились». Когда, полностью насладившись своей рожей на обложке, издатель прикинет, сколько денег ему стоило это удовольствие, у него в голове непременно щелкнет волшебный тумблер, и он вспомнит, что журналы-то могут приносить прибыль! Вон, «Плейбой» неплохо поживает, а мы почему вечно в минусах?
Кстати, этот вопрос он задаст лично вам.

И ведь вы не сможете объяснить этому самовлюбленному кретину уважаемому человеку, что журнал про него любимого, с его замечательным еблом во всю обложку, никому кроме него нахуй не сдался. Нельзя ему такое говорить — обидится смертно. А он потребует от вас немедленной самоокупаемости уже завтра — не сомневайтесь, так и будет. Но! При этом он даже слышать не захочет, чтобы на обложке было что-то другое, кроме его рожи, в внутри — что-то кроме восхвалений его и его фирмы. То есть, он захочет, чтобы рекламный буклет его фирмы (каковым по факту является такой журнал) кто-то покупал за деньги, или давал в него рекламу! Никаких аргументов от столь ничтожной личности как вы он не примет — ведь это же он вам платит деньги, а не наоборот? Значит, он и умнее — и нехуй пиздеть. К станку, бля, саботажник! И чтобы прибыль была!

Конечно, по-хорошему, браться за такие проекты не стоит вообще. Однако, если вы молоды, малоопытны или вам просто очень хочется кушать, то иной раз приходится, да. Я и сам пару раз… Но не будем о грустном. Тут главное понимать, что проект обречен изначально, и суметь вовремя удрать, пока вам не задали сакраментальный вопрос про окупаемость. То, что он будет рано или поздно задан — не сомневайтесь. Поскольку ответа на него в природе не существует, то лучше смыться заранее.

А вообще, наверное, каждому начинающему редактору такой опыт полезен. Это дает не менее глубокие познания о природе человеческой, чем работа санитаром в дурдоме, но гораздо лучше оплачивается…

Второй аспект ситуации — это когда вменяемый в целом издатель решает вдруг порулить собственноручно. Однако мне пора работать — в жизни главреда много суеты.
Поэтому — продолжение следует…